В Луганске проживает 5 узников немецких концлагерей

11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Именно 11 апреля 1945 г. узники концлагеря "Бухенвальд" подняли интернациональное восстание против гитлеровцев и вышли на свободу. С 14.07.1937 г. по 31.03.1945 г. через ворота концентрационного лагеря Бухенвальд, с надписью «Jedem das Seine» – «Каждому свое» прошло более 250 000 заключенных.

Жителей нашей области эта чаша тоже не обошла. В Луганске на сегодня живы 5 бывших узников немецких концлагерей. Биографии этих людей — это настоящие уроки мужества для молодого поколения.

В декабре 1940 г. 14-летний луганчанин  Георгий Волошинов поступил в ремесленное училище №1 г. Луганска, а уже в 1941 г., он, как и другие ученики училища, заменил за станком завода ОР мобилизованных в армию рабочих. А когда фронт приблизился к Луганску, учеников призвали на завод имени 20-летия Октября. И уже через несколько месяцев Луганск был оккупирован. Что же произошло с 15-16-летними мальчишками и как сложилась дальнейшая судьба других людей, оставшихся в оккупированном нацистами Луганске, рассказывает Георгий Волошинов, малолетний узник концентрационных лагерей Бухенвальд и Мюльхаузен.

В октябре 1942 года немцы мобилизовали и угнали на работу в Германию молодежь из Луганска. Везли в закрытых вагонах под охраной солдат и полиции. Кормили один раз в день – жидкий суп и кусок хлеба. Из вагонов выпускали только где-нибудь в поле, для оправки.

В распределительном лагере в г.Эрфурт (Германия) на шею каждому вешали бирку с фамилией и годом рождения, выставляли перед забором из колючей проволоки, а по другой стороне ходили немецкие бюргеры и выбирали себе работников. Через несколько дней, оставшихся, - человек 70, - отправили в лагерь для восточных рабочих в г.Веймар. С ноября 1942 года в нем было более трехсот человек из разных областей Украины. Жили по двадцать человек в комнате, в деревянных бараках. Спали на двухэтажных деревянных койках, без постельного белья. В день давали по 275 гр. хлеба и три раза жидкую, без мяса и жиров похлебку. Работали на расположенных рядом заводе и машинной фабрике по 12 часов в день.

Составлявшая большинство лагеря молодежь 16-17 лет саботировала производство военной продукции завода, как только могла сопротивлялась подневольному труду. В конце 1943, начале 1944 года особенно участились случаи порчи оборудования, выпуска бракованной продукции.

Для принуждения к труду и устранения актов саботажа, немцы провели стандартную акцию устрашения. Выявили и арестовали наиболее активных. После расследования в гестапо, 8 человек были отправлены в концлагерь Бухенвальд (7 из Луганска), а один киевлянин Павел Коротаев был повешен в лагере и всех заставили пройти мимо виселицы.

17 марта 1944 года меня, луганчан Николая Бондаренко и Владимира Скорикова, киевлянина Михаила Козлова и еще 17 человек во дворе гестапо втиснули в автобус и через полчаса выгрузили перед бараком-канцелярией, для оформления в концлагерь Бухенвальд.

В предбаннике у нас остригли все волосы и заставили окунуться с головой в бетонной ванне с дезраствором. Здесь каждому выдали персональный номер, полосатые куртку, брюки и плащ.

В предбаннике остались наша одежда, имя, фамилия и все прочее. Три недели мы пробыли на карантине, где не работали и в общий лагерь не выпускали. Затем перевели в рабочий блок. Каждому дали постоянное место за длинным столом на двадцать человек. Перед сном, оставляли одежду и обувь на лавке у стола и проходили в спальную комнату. Там у каждого было свое место на трехэтажных нарах, матрас со стружками и одеяло.

Первый рабочий день: подъем в пять утра, умываться в туалетной комнате, раздетым до пояса. Завтрак – кружка чая, 300 гр. хлеба, 20 гр. маргарина, 40 гр. консерв. мяса. Все на площадь, на проверку и развод на работу. По пять в ряд, быстро прогнали через ворота. Погрузили в закрытый вагон и поехали. Целый день нагружали щебенкой или разгружали вагоны. В 12 часов перерыв на обед. Из бачка налили по полкружки несладкого эрзац-кофе. Временами моросил мелкий дождь, было прохладно. Мы все время стояли, опираясь на лопату, работали, когда появлялся бригадир или смотрел часовой. С 1943 года немцы начали беречь рабочую силу, ослабили режим и немного увеличили питание, чтобы только не умирали с голода.

С работы нас привезли в лагерь, когда уже началась вечерняя проверка. В свой блок я пришел после семи часов вечера. На столе на моем месте стояла миска супа, оставленная мне с обеда. Съел быстро, а уже и отбой, спать.

Но, мне повезло – 29-го апреля меня отправили в филиал лагеря в город Мюльхаузен. А там старший заключенный лагеря (Капо) отправил меня работать на кухню. И до конца 3 апреля 1945 г. я не голодал. А затем нас всех погнали пешком в Бухенвальд (около 70 километров), так как приближался фронт союзников.

А потом тяжелая эвакуация из Бухенвальда.  Узников Бухенвальда гнали пешком до Веймара. Тех, кто не мог идти и садился или ложился у дороги -  пристреливали и складывали на телегу, которую везли заключенные концлагеря. В Веймаре всех посадили в товарные вагоны, многие с открытым верхом, 5 мая эшелон приехал в город Терезин, в конце пути в живых осталось только 10  % заключенных.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии