Война на Донбассе: итоги сентября

Несмотря на то, что «хлебное перемирие» сменяется «школьным», на количество обстрелов на линии боевого соприкосновения это особо не влияет.

В принципе, как и очередные предложения ввести миротворцев в «красную зону» — бесконечная война и бесконечный «мирный процесс» уже давно пошли по параллельным рельсам. Интересна динамика: если ещё год назад и речи не шло о вооружённой миссии и официальный Кремль был резко против, то сейчас сам Путин предлагает ввести на ЛБС вооружённых миротворцев ОБСЕ/ООН и инициирует создание соответствующей резолюции в СБ ООН, пишет Кирилл Данильченко на "Петре и Мазепе".

Понятно, что это, скорее всего, элемент показательной дипломатии — будут либо невыполнимые условия относительно национального состава, либо конфигурации демилитаризованной зоны, или ОБСЕ просто откажется от подобного формата, но общее направление движения нам вполне подходит. От «Новороссии» до «Малороссии»; от бесконечного выхода на границы областей до попыток фиксации статуса де-факто; от угроз походов на Лондон до принятия того факта, что за месяцы противостояния не удалось подвинуть ВСУ ни с отбитых «Алмазов», ни с «промки», ни в приморье, ни на Светлодарской дуге.

С другой стороны, сегодня конфликт пребывает в глубокой позиционной фазе. Все вот эти столкновения из сводок по ОТГ — банальные десяток мин, две-три ленты или половина «улитки» АГС в формате взвод на взвод. Несмотря на внушительное вроде бы число в 30–40 эпизодов обстрелов в отчётах пресс-офицеров АТО, большинство стычек (огневой бой на дальней дистанции, работа башенного вооружения с «коробок» «в ту сторону», гранатомёты, применение тяжёлого оружия) можно пересчитать по пальцам.

Оттуда и достаточно низкие потери: за прошлую неделю — трое раненых, за позапрошлую — семь, всего четверо павших (на растяжке у ДУК, небоевой под Авдеевкой и там же убитый от пули снайпера в 72-й бригаде, плюс боевое столкновение ещё 21 августа). Хотя к моменту выхода статьи тяжёлое вооружение и под Авдеевкой, и на Приморском направлении начинает оживать, но мы стоим у невидимой черты в плане потерь — вряд ли они сократятся на фронте протяжённостью более 400 км. Даже если войска будут просто находиться на «ноле» (до сих пор нашпигованном минами), то обязательно понесут утраты из-за травм, аварий и неосторожного обращения с оружием.

Тем более что опорные пункты в пределах прямой видимости, а несколько десятков уже попыток развести войска (например, в районе Станицы Луганской) стабильно заканчиваются срывом — то из-за огневого воздействия, то по сообщениям разведки. Нам известны не один и не два случая за эти месяцы, когда бойцы с обеих сторон имитировали обстрелы противника, вплоть до разведения костров под покрышками, заполненными боеприпасами от ЗУ-23\2 или ВОГ (под их детонацию докладывали о плотном огне и просили разрешения дать ответ).

Пока не начато реальное разведение, бои будут продолжаться, несмотря на все запреты и договорённости, потому что остановить войну на уровне взводов и отделений не так просто, как подписать бумаги на камеру. У тех же «гибридов» за указанный период человек 7 убитых только официально признанных — и массовый подрыв, и приходы мин, и работа снайперов. Это тот самый случай, когда ненависть, монотонность быта на передовой и предыдущие потери будут беспрерывно раскручивать маховик противостояния.

Тактических изменений на ЛБС за прошлый месяц не произошло — во всех трёх ОТГ идут стычки и позиционные огневые бои. Впервые с 2015 года были дни, когда по всему ОТГ «Луганск» было тихо. Но в целом перемирия не работают, и ещё не было ни одного дня с 2014 года, чтобы на востоке не стреляли. Поэтому сегодня мы поговорим о глобальных вещах, а в следующем выпуске коснёмся локальных моментов — гранатомёты и 82-миллиметровые миномёты под одними и теми же ПГТ и посадками никуда не денутся до следующей недели, мы гарантируем это. Итак, перспективы реально работающего перемирия, замороженного конфликта или ввод «голубых касок»?

Первое — в прокси-конфликте совершенно неважны дипломатические телодвижения. О чём можно говорить, если не признаётся сам факт противостояния? Можно требовать ужесточения санкций, созывать заседание СБ ООН и принимать резолюции ОБСЕ или законы об оккупации, но работать будет только состояние де-факто в поле. Потому что ни одни санкции и миротворцы не помешали ни исходу миллионов людей из Ливана или Сирии, ни резне в Сребренице, ни участию иранских «паломников» минимум в трёх религиозных конфликтах. Чьи войска смогут контролировать конкретный ПГТ и террикон — там и будет заканчиваться юрисдикция Украины и начинаться «дикое поле». Взяли полоску в лесополосе под «Алмазами» — молодцы, не взяли — Европа озабочена эскалацией и призывают к неукоснительному соблюдению «Минска».

Если смотреть на происходящее через призму реализма, а не за столами переговоров, совсем скоро перестаёшь слышать, что о происходящем думает в интервью безликий чиновник Совета Европы и кто там пообещал рассмотреть вопрос об ослаблении санкций, если заработает реальное прекращение огня. Мы уже все видели, как Асад сдал газовое ОМП, а Северной Корее запретили проводить испытания ЯО, под угрозой очередного громкого пускания пузырей с трибун. Давно наступил период, когда сам термин «международное право» может вызывать только раздражение — Турция оккупирует Сирию, курды отказываются признавать власть Дамаска и Багдада, Пакистан и Индия продолжают свои оружейные ядерные программы, а Саудовская Аравия в своё время игнорировала эмбарго, наложенные на официальный Исламабад.

Второе. Миссия ООН — это не фича, это баг. Нужно ввести в «красную зону» войска, которые будут физически находиться на «ноле» и срывать растяжки, принимать мины и попадать под огонь снайперов вместо местных парней. Примерно как непальцы в Афганистане, пакистанцы или индийцы в Сомали, войска Бангладеш, Нигерии, Южной Африки или Уругвая — ребята, которые будут согласны подставлять голову за строго прописанный прайс. Ну вот лично вы за сколько бы поехали работать мишенью на пункте пропуска под приходами «Градов»?

И да, кстати, деньги на миссию тоже необходимы немалые. Допустим, миссия Африканского союза в Дарфуре (там, где уже достаточно давно нет полномасштабных боевых действий) в год стоит больше 1 млрд долларов, — это уже на этапе стабилизации, а во время разведения сторон, создания «зелёной зоны» и пунктов контроля эти суммы можно смело умножать на порядок. Это не считая 7,6 млрд на гуманитарную помощь и проекты по долгосрочному развитию регионов Судана, разрушенных войной.

Так что касаемо «голубых касок» здесь всё достаточно просто. На Кипре, в одном из самых важных для торговли и судоходства регионов мира, была угроза полномасштабного столкновения двух стран, состоящих в НАТО, и миротворцев туда вводили в присутствии ВМФ США. В Югославии ситуация была на грани коллапса и сотен тысяч мигрантов в Париже и Берлине, сбежавших от этнической резни фактически в центре Европы. В Судане количество жертв приближалось к 400 тысячам и существовала угроза голода.

То есть решение принималось только тогда, когда промедление могло означать финансовую и гуманитарную катастрофу, которая в итоге ляжет на плечи тех же стран, наполняющих бюджет ООН. В реалиях происходящего на востоке Украины у гарантов и доноров в обозримом будущем может сохраняться иллюзия того, что 400–500 млн в год по линии военно-технического сотрудничества и 2–3 млрд кредитных гарантий под низкие проценты удержат ситуацию в рамках приемлемого ущерба. С беженцами, очевидно, всё под контролем, экономика растёт, конфликт локализован, наши людские потери меньше всего волнуют Запад.

Так что без эскалации или военного поражения одной из сторон, вне угрозы полноценных боевых действий с десятками тысяч жертв, шансы на введение миссии ООН в ближайшие месяцы невелики. Тем более что гарантий безопасности для «голубых касок» никто не даст, а работать в вялотекущей бесконечной войне мишенью для российских прокси с тяжёлым вооружением, вкладывая сюда миллиарды на инфраструктуру для «зелёной зоны», желающих, очевидно, немного.

И третье. Кто-то себе представляет устойчивый мир с военной диктатурой, где существует «МГБ», выбивают зубы «министрам» и раз в полгода РСЗО «полируется» как не Мариуполь, то Авдеевка? Где лидер наступает то на англосаксов, то на Польшу, а в газетах «ЛНР» пишут статьи про «Айдар», который стрелял в спину своим танкистам в секторе «М»? Где не могут запомнить расположение бригад ВСУ и «берут в плен» майора 128-й бригады, стоящей на 30 км севернее, а потом, поговорив, отпускают? С раковым новообразованием, где большая часть руководства погибла не своей смертью во внутренних разборках, взлетела на воздух, попила не того чая или задушена в камере, как скот?

Мира не будет. Единственный шанс для огрызков двух областей на востоке Украины на финансирование из РФ — служить бесконечным раздражителем относительно Крыма. Так, чтобы вопрос об аннексированном полуострове не поднимался на фоне кровопролития и гуманитарных проблем на востоке.

Как только война закончится, например, введением миссии ООН, так оба анклава тут же превратятся в ПМР или Абхазию — дремучие заповедники Совка, где люди продают пирожки на рынке и возят спирт, подтверждают дипломы в Грузии и Молдове и получают там паспорта. А как же гуманитарная помощь, топливо и транши из «матушки»? Как же ворованные квартиры, отжатые машины и предприятия?

Ни одной сделки на территории псевдореспублик не признает ни один суд или нотариус, туда не заходят банки и мобильная связь из РФ, Россия вкладывает в АЭС в Египте больше 20 млрд долларов, но эти деньги не идут ни в Крым, ни в «Л/ДНР» — никто не вкладывает деньги в ворованное, даже сам вор. Поэтому мы бы не рассчитывали на мир в скором времени — он противоречит экономике, накалу пропаганды и логике событий.

Поэтому всё тот же рецепт. Учения 7 000 человек из трёх бригад на «Широком лане»? Так держать! Старт КШУ «Непоколебимая стойкость» с разворачиванием войск ПВО и приведением в готовность Воздушных сил? Дайте два. Закупаем управляемые барражирующие боеприпасы в Польше? Отлично! Планируется рост отчислений на оборону, облигации и военный налог? Когда-то пакистанский министр сказал по поводу ядерной программы Исламабада: «Мы будем сидеть на хлебе и воде, есть траву и листья, голодать, но создадим ядерное оружие». Сказано это было после поражения в войне 1971 года, потери Бангладеш и при угрозе самой государственности.

Как бы то ни было, сегодня перемирие между Пакистаном и Индией худо-бедно, но работает. «Хочешь мира — готовься к войне» — избитая фраза, но другой у нас для вас нет. Если вы устали, что раз в 1–2 поколения соседи с севера создают здесь «народные республики», строят коммунизм или царизм, лишают сбережений всей жизни и самой жизни, то выход только один — поддерживать и усиливать армию, реформировать страну и не надеяться ни на «голубые каски», ни на волшебника в голубом вертолёте. Сегодня Украина всё делает правильно — нам просто нужно немного больше времени и терпения. Шаг за шагом мы придём к тому, что проблема на востоке будет решена, максимально жёстко и кардинально.

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )