Главврач 7-й больницы Михаил Мищенко: «Бесплатная медицина – это миф?»

Что принесет луганчанам реформа здравоохранения, существует ли на самом деле заговор главных врачей, как общественность может повлиять на качество медицинского обслуживания, и кто виноват в двух трагических происшествиях в 7-й больнице и в луганском Доме Васнева?

Об этом и о многом другом корреспонденту 0642 рассказал главный врач 7-й городской больницы Михаил Мищенко.

Студент должен по ночам жить в больнице

- Михаил Владимирович, о реформе медицины говорят давно. Что уже сделано в этом направлении и чего ждать дальше?

- Вопрос реформирования медицины – это вопрос ее адаптации к реальным условиям существования. Нужно понимать, что у нас изменилось государство, изменился уклад нашей жизни, изменились бюджетные взаимоотношения. Но осталась советская система здравоохранения. Поэтому, когда мы сегодня говорим о реформе здравоохранения, речь идет о двух вещах: о приближении медицинской помощи к каждому гражданину и оптимизации процессов финансирования, чтобы обеспечить каждого равным уровнем оказания медицинской помощи, независимо от места его проживания.

Какие яркие примеры в этом плане? Это, прежде всего, создание единой системы неотложной помощи в Украине. На практике это означает, что на стыке районов области помощь пациенту будет оказываться не машиной из района, к которому он территориально относится, а ближайшей к больному бригадой скорой помощи. Координируются такие действия машин скорой помощи  системой спутниковой навигации через единую диспетчерскую, что в разы сокращает время оказания неотложной помощи больному.

Следующий вопрос реформы – это вопрос семейной медицины. Вопрос,  который дискутируется  сегодня как среди медицинской общественности, так и среди граждан.

Сегодня у нас люди ходят-бродят по поликлиникам, и никто за них конкретно не отвечает. Терапевт, который курирует участок, имеет кругозор ограниченный своей специальностью и не может посмотреть на проблему в целом. Семейный врач – это универсальный врач, который имеет гораздо больше знаний и навыков чем терапевт.

Но здесь есть масса вопросов. А смогут ли терапевты взять на себя функцию педиатров, и наоборот, педиатры освоить специальность терапевтов, специалистов женских консультаций и так далее? Сейчас наравне с процессом подготовки кадров в ВУЗах идут процессы переучивания специалистов. Но по команде специальность не меняется, на все нужно время, поэтому на переходном этапе новоиспеченные семейные врачи будут надежно подстрахованы в своей работе и специалистами женских консультаций, и хирургами и педиатрами. Параллельно с переобучением врачей идут процессы создания амбулаторий семейного врача, которые будут располагаться ближе к месту жительства пациентов, чем большие поликлиники. Такое изменением места работы не нравится некоторым моим коллегам. Но ничего не поделаешь, ведь в конечном итоге при организации работы семейного врача в первую очередь нужно учитывать доступность амбулатории для населения.

Помимо амбулаторий семейного врача, следующим этапом, в рамках реформы рассматривается создание консультативно-диагностических центров. В каком виде они будут создаваться в городе Луганске - тема еще обсуждаемая. Но по моему глубокому убеждению врачами таких КДЦ могут работать только специалисты совмещающие работу в центре с работой в стационаре. Поясню свою позицию. Например, сегодня у нас есть должность хирург поликлиники. Но даже ребенку понято, что хирург, который годами работает в поликлинике, теряет ряд навыков, не расширяет кругозор и не может ориентироваться в сложной хирургической патологии. То же касается и кардиологов и гинекологов и прочих специалистов. Тогда возникает логичный вопрос. А как такие специалисты могут принимать решения относительно тактики лечения и доообследования больного, с которым "не справился семейный врач"?  Ответ - никак. Остается в таком случае один выход: нужно это больному или нет, но отправить его в стационар - там разберутся. Ну и зачем нам такие диагностические центры?

На этом примере я хочу объяснить читателю, что реформа здравоохранения идет не по формальному пути: приказано - сделано. Она анализируется на местах, решения принимаются взвешено, привязываются к конкретным условиям, сложившимся в том или ином районе. Основной принцип не просто отчитаться наверх, а действительно что-либо изменить к лучшему.

На этом примере я хочу объяснить читателю, что реформа здравоохранения идет не по формальному пути: приказано - сделано

Что же касается финансирования, то семейные врачи будут финансироваться из бюджетов местных советов, а медицина второго и третьего уровня (госпитали, специализированные медучреждения) – по линии Министерства здравоохранения. Таким образом, будет проходить "подтягивание" лечебных учреждений к единым стандартам вне зависимости от того хороший или плохой бюджет у местных советов.

Но далеко не все легко и просто.

Например, хочу обратить внимание на одну важную, я бы сказал базовую проблему: сегодня практическое здравоохранение не удовлетворено  системой подготовки медицинских специалистов в Украине. Обучение  в университетах стало слишком теоретическим. Слишком мало практических навыков студенты выносят из университета, а те навыки, которые есть, студент не может правильно применить на практике. В интернатуре - тоже самое. У них вроде бы и много информации, но очень мало конкретики.

При этом реально изменить ситуацию не могут только преподаватели. Здесь важна роль главных врачей базовых больниц, руководителей практики студентов и интернов.

Студент должен не просто приходить в больницу раз в неделю, для того что бы сдать зачет, а по ночам жить там! Врач-интерн не должен ходить слушать лекции (которые мало чем отличаются от лекций на 5 и  курсах), а работать в клинике под руководством старшего врача. А у нас люди даже закончившие интернатуру, зачастую остаются детьми с профессиональной точки зрения.

И все же я надеюсь, что эта реформа поможет и здравоохранению, и медицинскому образованию. Пока, вроде, шаг за шагом, понемногу, но уже получается.

У пациента два выхода – либо сидеть на голодном пайке бюджетного финансирования либо самому покупать лекарства для лечения более высокого уровня.

- А предусмотрено ли реформой введение страховой медицины?

- Перед медиками сегодня стоит задача  – обеспечить достойную медицинскую помощь каждому жителю страны. Но есть большая проблема с финансированием приобретения  лекарственных препаратов. Вопрос стопроцентного обеспечения медикаментами можно решить только с введением страховой медицины.

Страховая медицина – это еще один из шагов реформы, который мы неизбежно должны будем сделать.

На лечение пациентов нужны огромные суммы. Чтобы обеспечить больному полноценное лечение, бюджет любого медучреждения нужно увеличить в сотни раз! Да, мы можем оказать неотложную помощь, никому и никогда в этом не отказываем. Но когда идет речь об основательном, длительном лечении, у пациента два выхода – либо сидеть на "голодном пайке" бюджетного финансирования либо самому покупать лекарства для лечения на более высоком уровне.

Конечно, после внедрения страховой медицины эта тема должна быть снята.

- Получается, платить пациенту надо в любом случае. И в частной клинике, и в бюджетной. С той лишь разницей, что в государственную больницу еще и средства из казны поступают…

- Как раз страховая медицина и выровняет разницу между медицинским обеспечением частных  бюджетных клиник.

Страховая медицина – это еще один из шагов реформы, который мы неизбежно должны будем сделать.

Я имел возможность изучить работу клиник в Германии, Франции, Израиле, Испании. Масса врачей работают в бюджетных (если проводить анальгию с нашей системой) клиниках и имеют свою частную практику. Страховая компания платит одинаковую сумму за ту или иную услугу, и частному медику, и бюджетному за лечение одинаковых заболеваний. Но в частной клинике больше времени уделяется пациенту, более комфортные условия пребывания, индивидуальная работа с больным. И учитывая то, что медик хочет получить поток пациентов от страховой компании, он не может взвинтить цену, потому что страховая компания перестанет с ним работать.

То есть, существует адекватная цена услуги. Правильные экономические законы создают нормальные условия работы и для бюджетных медицинских учреждений и для медицинских учреждений частной практики.

Кроме того, больницы  могут оказывать дополнительные услуги и получать от этого прибыль которая идет на развитие больницы

У нас этого сегодня нет, может и хорошо, что нет, учитывая нашу бедность. А то бы все больницы автоматически превратились бы в коммерческие центры.

С внедрением же обязательного медициснкого страхования, когда вслед за больным будут идти и финансы, больницы начнут развиваться более активно и пациент не будет этого ощущать на "толщине своего кошелька" при каждом визите к врачу.

 - И все же многие люди до сих пор верят в то, что медицина может быть бесплатной…

- Всегда кто-то за что-то платит. Да, есть миф о бесплатной медицине. Но она не бесплатная, она бюджетная. То есть  за лекарства для больного платит бюджет, зарплату врачу - платит бюджет, коммунальные платежи тоже оплачивает бюджет.  

Пациент должен четко понять - если его устраивает бюджетное финансирование, он лечится в этой больнице и только теми лекарствами которе бюджет может себе позволить закупить. Если может себе позволить больше – он покупает дополнительные лекарства сам или лечится в другой больнице.

Бюджетное финансирование дает некий граничный объем. У меня выходила статья в одной из луганских газет «Сколько стоит лечиться в Луганске?». И там я привожу, какие средства тратит бюджет города  на лечение тяжелого пациента. Иногда это  тысячи гривен. Лекарственные  средства, кислород, электричество дорогостоящее оборудование. Частная клиника все это покупает и закладывает в стоимость. А в бюджетной больнице за все это уже заплатил бюджет. И для пациента все это остается за кадром. А что видит больной и его родственники?  - рецепт на дополнительные лекарства и расходные материалы, приобретение которые существенно подрывает семейный бюджет.   Но суммы эти не идут ни в какое сравнение с теми, которые пришлось бы заплатить, например, за лечение инфаркта или перитонита в частной клинике. В данном случае речь шла бы о сотнях тысяч гривен. Именно поэтому такие тяжелые заболевания и лечатся только в бюджетных больницах. Очень хотелось бы чтобы наши пациенты это понимали.

Взятки врачам никто давать не обязан

- А как быть с такой статьей расхода, как взятки врачам?

- Я более чем уверен, что взятки врачам никто давать не обязан. И случаи вымогательства денег – единичные. Зачастую, взятки - это провокация. Я хочу больничный, я вам дам взятку! Люди сами взятку возвели в ранг облегчения себе жизни и сами же не довольны.

Я врачей, которые не оказывали бы медицинскую помощь, вымогая взятку, в своем окружении не видел

Если вы договоритесь со специалистом высокого уровня, о том, что вас будет лечить именно он, то это не взятка – это договоренность и благодарность. Это было всегда.

Другое дело, что это надо делать в рамках частной практики. Как я уже говорил, во всем мире востребованные и популярные врачи совмещают работу в бюджетных больницах с работой в частной больнице. У нас считается, что если врач работает и в бюджетной, и в частной клинике – это плохо. А это не плохо – это очень хорошо. Сейчас идет подмена понятий. И элементы каких-то договоренностей превращают в понятие взятки. Конечно, отрицательные примеры есть. Среди врачей, как и среди милиционеров, рабочих, чиновников и учителей есть как порядочные, так и непорядочные люди.

Я врачей, которые не оказывали бы медицинскую помощь, вымогая взятку, в своем окружении не видел

- Раз мы уже заговорили о мифах, то скажите: правда, ли что главные врачи – это такая каста, которая живет по своим законам и устанавливает свои правила игры?

- Ну, если говорить о касте или как вы ранее выразились мафии, то нужно понять какие блага приобретает главный врач, вступая в должность и какие финансовые потоки через него проходят.

Начнем с бюджета. Эта информация общедоступна. Средств для проведения тендеров по закупке медицинского оборудования, лекарств, расходных материалов и даже продуктов  больницам выделяется крайне мало.  Главным врачам приходится организовывать работу больниц в условиях реального дефицита бюджета (что характерно для всей страны) на протяжении последних десятилетий. Требования по техногенной безопасности растут, расходы на содержание основных фондов и нового оборудования увеличиваются.

При этом если главный врач не обеспечил в той или иной мере все эти требования, поблажек в спросе не будет. Если говорить о кадрах, то сегодня их реальный дефицит, и если 20 лет назад в городе было трудно найти работу врача, то сегодня уже имеет место дефицит кадров и врачей на работу приглашают даже из других областей.

Пациенты того же главного врача видят не для того, чтобы сказать «спасибо» за организацию работы больницы, а в надежде получить помощь в том или ином вопросе или пожаловаться на то или иное обстоятельство. Кроме того, все главные врачи сегодня работают по контрактам и в случае оплошностей в работе в любой момент могут остаться безработными.

Вы зададите логичный вопрос, а почему тогда никто не увольняется? Ответ прост. Организация работы больницы – это очень увлекательный, творческий  процесс. И если благодаря грамотному взаимодействию главных врачей решаются вопросы спасения человеческих жизней в прямом смысле этого слова, то на такой работе стоит работать. В моей практике есть масса примеров, когда именно быстрые взаимодействия между главными врачами коренным образом меняли ситуации, казавшиеся безнадежными.  В этом отношении кастовость, пожалуй, существует и основное правило игры -  не отказывать во взаимопомощи, в работе ни днем ни ночью 

- 7-я больница сегодня выглядит значительно лучше, чем другие больницы города. Это результат трагедии?

- К сожалению, да - это результат трагедии. Произошел взрыв, и были выделены большие финансы на восстановление больницы – только на общестроительные работы около 60 миллионов. Конечно же, больница – новая. И первое, что мы сделали – это создали "крепкий" технический отдел по обслуживанию и поддержанию больницы.

Ведь был период еще в советские времена, когда новая 7-я больница пришла в полный упадок. Наша задача не допустить повторения истории. Сотрудники технического отдела,  это люди, на которых можно только молиться. Электрики, сантехники, уборщицы, инженеры, рабочие и дворники все они  энтузиасты своего дела и искренне любят больницу.  Я снимаю перед ними шляпу – люди за минимальную зарплату выполняют огромный объем работы, поддерживая лечебное учреждение  в хорошем рабочем состоянии.

Администрация же в свою очередь, источники внебюджетного финансирования направляет не только на обеспечение техногенной безопасности, на закупку оборудования и расходных материалов,  но и на текущий ремонт и на быт пациентов, чтобы в больнице всегда  было красиво и уютно.

С такими людьми как Перетяка хочу жить  на разных полюсах

- Какое-то время назад на Луганщине была объявлена война частным структурам, которые находились на территориях коммунальных больниц. Это правильно?

- В случаях когда у вас есть хирургическое отделение, и в нем работает еще и коммерческое хирургическое отделение – это несомненно неправильно. А если у вас на территории есть аптека, какой-то диагностический центр или медицинский центр, который не только не дублирует профиль больницы, но,  порой,  несет и социальную нагрузку  – это хорошо.  Ведь любой арендатор пополняет бюджет больницы средствами, за которые мы решаем наши текущие проблемы.

- Вы часто становились «героем» негативных материалов, автором которых является луганский журналист и общественник Олег Перетяка, кстати, врач по образованию. Как вы считаете, такой общественный контроль помогает нашей медицине стать лучше или наоборот?

- Олега Перетяку, к сожалению, никогда не интересовала истина. Его беспокоит только возможность придать любому вопросу скандальный оборот, засветка на той или иной проблеме, которую он сам придумывает и с которой потом сам же и  борется. Это типичный представитель  псевдо общественников, которые, получив (а точнее присвоив себе) статус, просто пытаются заработать славы  и денег и  при этом так, что бы сильно не напрягаться.

Скажу лишь одно, тот, который имеет диплом врача, и не работает врачом – полная  бездарность.

Я бы вообще не хотел говорить об этом человеке. Скажу лишь одно, тот, который имеет диплом врача, и не работает врачом – полная  бездарность. Это значит, он занял чье-то место и вместо того, что бы работать  по специальности,  отрабатывая бюджетные деньги потраченные на его обучение, пошел по легкому пути так называемой "общественной работы".

Пациенты должны задавать вопросы

- До сих пор идет процесс над бывшим главврачом 7-й больницы Сергеем Чайкиным. Как вы считаете, есть ли его в вина в случившемся?

- Мое личное мнение: мы не можем обвинять в этом главного врача. То, что кислородные баллоны находились в отделении реанимации – это вопрос износа основных фондов. У нас когда деньги в здравоохранение пошли? Последние три года! До этого финансирование Луганской области было очень скромным. кислородопроводы ломались.  Баллоны заносили в отделения по всей Украине. А взорвалось в 7-й больнице. Это трагическое стечение обстоятельств. И суд должен разобраться, почему это произошло.

Я Чайкина знаю как достаточно эффектного главного врача, который работал на благо больницы весьма добросовестно.

- А что вы скажете по поводу пожара в 7-й поликлинике. И есть ли надежда на то, что дом Васнева – архитектурную ценность нашего города все же восстановят?

- Тоже считаю, что – это роковое стечение обстоятельств. Первая экспертиза показала, что причиной пожара стал не выключенный электроприбор. Уже предъявили обвинение медсестре, которая, как считается, его не выключила.

Я Чайкина знаю как достаточно эффектного главного врача, который работал на благо больницы весьма добросовестно.

Я не эксперт, но мое  мнение, что это вполне могло быть и  замыкание. Когда в здании столетние толстые стены из дранки, все что угодно может случиться.

А вот восстановление – это вопрос больших бюджетных денег. Пока мы не можем даже оплатить проект.

Скажу лишь, что решение этого вопроса вряд ли будет заложено даже в бюджет 2014-го года.

- И последний вопрос. Что бы вы могли сказать тем луганчанам, которые с опасением ждут реализации реформы медицины?

- Активно участвовать в ее обсуждении. Меня больше всего безразличие пугает. Люди должны вникать в суть происходящего. Мы должны вести разъяснительную работу, а пациенты - задавать вопросы, высказывать замечания и предложения.

Вот здесь как раз и важна роль настоящей общественности, а не тех, кто выступает от ее имени!

Беседовала Ирина Зеленая.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
1147 просмотров в июле
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует