«В оккупированной Луганщине много людей, которые знают и верят, что Донбасс - это Украина», - рассказ патриотки

«Новое Время» публикует рассказы патриотов о жизни в оккупированном Донбассе. Пишет "Свободный Донбасс".

Они там есть. Невидимые украинские патриоты, которые остались в оккупации, рискуя многим, рассказали НВ о жизни в псевдореспубликах и признались, почему не уезжают из захваченных боевиками городов.

В целях безопасности имена героев изменены.

"Конец июля 2014-го. Силы АТО начали продвигаться вглубь Луганской области, освободили Севередонецк, Рубежное, Лисичанск и практически взяли Первомайск. В это самое время, всего в нескольких километрах от ожесточенных боев за город, в Стаханове находилась Лена.

"Вот-вот – и нас тоже скоро освободят", - думала она. Не сложилось. Сегодня девушка живет в оккупации, Стаханов заполонили не только местные казаки, но и заезжие боевики. Лене под 30, до референдума она была госслужащей, но потом ушла. "Помню, кому клятву давала и какой стране служу", - объясняет она свой поступок и, чуть призадумавшись, соглашается поделиться своей болью о жизни в "ЛНР" и мечтах об Украине:

- Жить в "ЛНР", наверное, тяжелее всего людям средних лет. Работать негде, развития – ноль. На моем примере: работы лишилась, получала высшее образование – приостановила, возобновить нет средств; невыплаченный кредит ПриватБанку, коллекторы замучили. Не говоря уже о чисто женском – о свадьбе, тем более, о детях речи не идет. Существую просто, как плесень где-то в углу. День начинается и заканчивается каждый, как предыдущий – ни о чем. Выживаем за счет мужа, с которым живем в гражданском браке. У него частично остался небольшой бизнес, заработка от которого хватает исключительно на пропитание, и люди в штате, которым дает хоть какую-то работу. Молодежь адекватная выехала, остались "деграданты": у одних жизнь через призму стакана всегда одного цвета, другие - осваивают работу "ополченца" и науку "отжимай, что понравилось". А мы вот застряли.

90% кричащих "Россия! Новороссия!", ходивших на референдум, как на праздник, бегавших по захватам административных зданий – их нет, их давно нет. Они убежали при первых выстрелах, при первых взрывах. Удирали, как зайцы. А мы сидели в погребах и подвалах и кляли, уж поверьте, не Украину, и ни в коем случае, не ребят, стрелявших сюда. Их кляли – трусов и предателей. Не спорю, остались еще приверженцы "ЛНР", но их уже далеко не столько. Многие переметнулись в своих взглядах и суждениях, нашли в себе силы признать неправоту. Но очень много тех, кто все это время верил и верит: "Донбасс – это Украина".

С каждым днем все больше слышу в общественном транспорте, встречаю на рынке (больше-то нигде особо и не бываю) людей, агрессивно настроенных против самопровозглашенной республики, установленных порядков и в принципе происходящего. Да, конкретно проукраинских позиций люди стараются не высказывать, потому что здесь это очень чревато. Лишиться нажитого за всю жизнь – самое малое, что может случиться. Кстати, вынесут из дому все – стоит просто попасть в горотдел, неважно, за какие огрехи. О безопасности, конечно же, здесь речь вообще не идет.

Какое у меня психологическое состояние? До этой весны было и отчаянье, и агрессия, безумное желание выехать, потом состояние постоянной депрессии и мысли о суициде. А с весны просто старалась "загнать" себя физически. Например, огород неплохо отвлекает. А сейчас просто чистая ненависть к тому, что меня окружает. Выстрелов и взрывов не боюсь уже давно.

Сейчас живу надеждой, что украинская армия освободит город, все равно, каким путем.

Что бы я хотела сказать украинской власти? Да не знаю, что сказать. Осуждать их за какие-то действия или бездействия – я не полномочна, мне отсюда не видать. Да и поблагодарить не за что. Есть пожелание не забывать, что не народ для них, а они для народа.

А вот обычным украинцам сказать есть что. Хочу сказать ПРОСТИТЕ! Да, может, я и не участвовала во всем этом, но чувство вины меня просто убивает. Я родилась, росла, училась и работала здесь – это мой край, и как бы сейчас я его ни ненавидела, груз ответственности я возлагаю и на свои плечи. Рвется душа, когда в новостях показывают парней, мужчин, оставшихся инвалидами после участия в АТО, и хочется орать вместе с матерями погибших солдат. Я люблю Україну, наша мова найгарніша, а люди найдобріші.

Казалось, Лена выговорила все, что копилось на душе целый год. На мой вопрос, почему она не выезжает на мирную территорию, девушка ответила: "Уехать-то можно, а вот как жизнь свою с собой перевезти… К тому же мне все время кажется, что на мне просто горит клеймо я с Донбасса, и я уже не смогу жить на мирной территории, где жизнь протекает так, как должна".

***

В конце мая, выступая во Львове, украинская писательница, историк, преподаватель Донецкого национального университета Елена Стяжкина произнесла вслух то, в чем многие боятся признаться.

"Я хочу извиниться перед украинскими патриотами на оккупированных территориях и в Крыму за их невидимость, за то, что они как будто не существуют. За молчание, которое транслируется в Европе и Украине. Я счастлива, ведь именно у них я буду брать уроки свободы от зла. У ребят, которые две недели назад на крыльце перед школой в Донецке громко обсуждали, будет ли правильно и аэропорт, и центральную площадь назвать именем Киборгов".

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии