Роман Бессмертный рассказал о Минском процессе и его перспективах

Украинский переговорщик "Минского процесса" объяснил, как манипулируют сценарием переговоров сепаратисты и Россия, стоит ли Киеву отказаться от ОРДЛО, и зачем он цитирует террористам ... Чарльза Диккенса. По мнению авторов, Бессмертный больше сказал между строк, чем в тексте - но, возможно, тем интереснее?

Об этом он рассказал в интервью Цензор.нет.
В свои 50 лет Роман Бессмертный побывал (историческую последовательность не соблюдали, это не так важно) депутатом ВР нескольких созывов, министром и вице-премьером, представителем Президента Кучмы в парламенте и "полевым командиром" антикучмовского Майдана-2004, главой ряда партий и объединений, в конце концов, Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Беларуси, и - теперь - одним из представителей Киева на "Минском процессе".

Именно на эту последнюю тему корреспонденты "Цензор.НЕТ" поговорили с Бессмертным накануне очередного раунда переговоров по "урегулированию кризиса в Донбассе".

Этот раунд должен был состояться уже во вторник. Но незадолго до того, как корреспонденты "Цензор.НЕТ" встретились с Романом Бессмертным, его "шеф" в Трехсторонний группе Леонид Кучма предложил перенести следующую встречу на время после дебатов глав МИД "Нормандского формата".

- Роман Петрович, на Донбассе снова активизировались боевики. Говорят, так они проводят обучение. Но наши ребята вынуждены отбиваться. Гибнут люди. О чем свидетельствует это возобновление мощных обстрелов?

- Используется такая фраза: "слаживания действий армейских подразделения". Вы правильно сказали - идет такой военный тренаж, чтобы они не теряли свои навыки. Параллельно происходит ротация отдельных частей. Для того, чтобы они понимали свой маневр, проводятся такого рода боевые тактические учения с использованием реальных боеприпасов и оружия.

- Кстати, запрещенной.

- Очевидно. С нуля часов пятницы появилось несколько новостей, которые заставляют обратить на себя внимание. Первая - о том, что Кремль готовит выборы на этой территории. Вторая - о различении боевых действий на линии разграничения Донецкой области и Луганской. На территории последней активность явно ниже. Это отражение внутреннего состояния, которое там есть внутри. Надо задуматься над этим различием и понять ее природу.

- Поскольку вы об этом говорите, то, видимо, знаете, в чем отличие?

- Я, скажем так, это понимаю. Просил бы, чтобы это осознали все те, кто ведут оперативное управление процесса.

- Это сформулируйте вслух.

- Я этого делать не буду. Это загадка.

- Тогда, пожалуйста, расскажите подробнее, как проходят Минские переговоры.

- У нас каждый раунд переговоров начинается с некоего "спектакля". Позапрошлые были посвящены двум персонам: Геращенко и Бессмертному.

- Хотели от вас избавиться.

- Да. Сжечь на огне инквизиции (улыбается. - Ред.).

Предварительные переговоры были посвящены внесению изменений в Конституцию. Теперь - объявлению процесса выборов. Мои поздравления тем, кто это делает. Если кто-то думает, что в таком случае представители украинской стороны сорвутся и убегут, тот глубоко ошибается. Я буду смотреть в их нечестные глаза и молчать.

- И часто так бывает?

- Постоянно. Поскольку в российской дипломатии такая тактика: сначала ситуация эмоционально накручивается, ожидается, что визави будет реагировать и нервничать; после вбрасывается некий первоочередной вопрос, который не касается сути. На самом деле проблема решается в "подковерных" контактах - договорняках.

- К этому мы сейчас вернемся, а пока такой вот момент. После ваших заявлений в прессе представитель российского МИД Мария Захарова высказалась о том, что украинская сторона разглашает запрещенную информацию. Это тоже элемент игры?

- А что в Минском процессе может происходить такого, чего украинский народ не достоин знать? Я поражен и удивлен такими заявлениями. Не вижу там составляющих, которые я не могу обсуждать с журналистами.

Для примера. Среди модальностей выборов обсуждается тема средств массовой информации. Я не могу не пообщаться по этому поводу с представителями масс-медиа, я должен знать их мнение. Встречаюсь с ними, сообщаю, что обсуждается. Прошу рассказать, как они на это смотрят. Потому что не имеет значения, что я делаю на переговорах - приседаю, подскакиваю, записываю красной или зеленой ручкой. Важно, как вы об этом напишете. Правильно же, да?

- В данном случае мы напишем то, что вы скажете.

- Подождите. Вот я, например, однажды сказал, что у меня не получается общения с Президентом. А известная журналистка по этому поводу пишет: "Правая рука не знает, что делает левая". Это разные вещи! Но красиво вывернули.

Так вот, на встрече с журналистами мне говорят: "Передайте тем ребятам: пока не будут освобождены все журналисты, которые  уних в подвалах, люди, которые с журналистами сотрудничали по передаче информации, и пока они (сепаратисты. - Ред.) не передадут украденные частоты средств массовой информации владельцам, никто с ними разговоры вести не будет ".

Сначала - предпосылки, гарантии и механизмы безопасности. Такую позицию сформировали. Разве я мог везти другую в Минск? Разве должен отрицать то, что мне было сказано?

В этом процессе много фамилий, имен и схем. Появилась еще одна. Абсолютно четкая. Причем речь идет о среде, которая не участвует в политическом процессе. Это же четвертая власть, "ключ" к нему! Поэтому я должен учитывать эту позицию, находясь на переговорах. Но там множество других вопросов. Поэтому для того, чтобы акцентировать позицию, я общался и сообщил, что такой диалог идет.

- А что сепаратисты отвечают?

- Да что они могут сказать?! Прекрасно понимают, что участие общества в этом процессе - это разрушение системы российской дипломатии. Потому что ее суть - "договорняк". Какие у них задачи? Намутить, ввергнуть в прессу как можно больше глупостей, параллельно тихонько пошептаться, расставить своих людей и разделить деньги.

- Говоря о Минском процессе, вы довольно критически высказывались в адрес Президента. Это наталкивает на мысль, что "договорняки" существуют и здесь. Что на самом деле происходит?

- Я не критикую Президента. Я сказал, что у меня с ним не получается общения. В моей жизни это третий Президент. Этого я знаю, как человека. Дело не в том, что он что-то не то мне говорит. Меня беспокоит характер нашего общения и уровень открытости.

- Почему?

- Когда ты ведешь эти переговоры, то должен не только знать формально-юридическую позицию, но и понимать всю глубину, тактику и перспективу. Может, так между нами происходит по моей вине. Я почитал, как он отнесся к моим высказываниям, узнал реакцию ...

- Какой она была?

- Какая разница? Какой бы она ни была, это наши отношения. Дело не в этом.

- Мы выступаем за откровенность и открытость.

- Есть вещи персональные, а есть - официальные. Но, повторюсь, я должен понимать. Конечно, я чувствую и примерно знаю мысли, овладевшие официальными Берлином, Парижем, Вашингтоном. Но в Украине должны осознавать: есть парламент, правительство, но центровая фигура здесь - Президент, потому что на ней сконцентрирована вся внешняя политика.

- Ну и какая же позиция Президента в Минском процессе?

- Поставьте ему этот вопрос.

- Расскажите, как происходит ваше общение с Президентом перед переговорами. Он же должен вам давать директивы?

- Раньше они назывались директивы. Но, видимо, Министерство иностранных дел решило, что это зарубежное слово, поэтому теперь мы получаем "указания". Они предоставляются в письменном виде на несколько десятков страниц: говорить с такого-то вопроса так-то и так.

- К примеру?

- К сожалению, я не могу разглашать содержание. Но указания носят конституционный, законный характер. В них - позиция сторон и аргументация по каждому вопросу.

- Но, наверное, приходится действовать и по ситуации? Не может же Администрация Президента полностью предсказать, как пойдет разговор?

- Правильно. Для этого есть опыт, эрудиция, уровень подготовки делегации. Иногда я зачитываю "Посмертные записки Пиквикского клуба" Чарльза Диккенса ...

- Вслух ?! И как реагируют сепаратисты?

- Спокойно. Они понимают: человек читал Диккенса, а они - нет.

- Ладно. Все-таки, к чему сводятся указания Президента?

- К отстаиванию интересов Украины. Находясь в этом процессе, я не предполагаю, что украинская власть может "вилять хвостом". Ясно, что в Украине есть разные мнения относительно этой ситуации. Есть такие люди, которые считают, что лучше сдаться в плен.

- Еще кое-кто предлагает "отрубить" оккупированную часть Донбасса.

- И такое есть. Но суверенный украинский народ уполномочил власть на управление этой территорией. Власть должна либо обеспечить это (управление территорией. - Ред.), Или сказать, что не может вернуть ее в силу сложившихся обстоятельств, и тогда пусть это сделают следующие поколения.

Я всегда привожу пример островов Курильской гряды. Разве японцы от них отказались? Они никогда этого не сделают. И правильно. Будет Россия или нет, но они (острова. - Ред.) были, есть и будут японскими.

- В этих ваших словах сквозит идея отказаться от оккупированных регионов, против чего категорически выступает Президент.

- Я за то, чтобы дать этим регионам шанс вернуться в Украину, а не наоборот. За этим скрываются не только действия, но и ресурсы и все остальное. Это была, есть и будет украинская территория. Хотите пожить в треугольнике - пожалуйста, за решеткой - не вопрос. Но захотите вернуться - вот наши правила, давайте будем  по ним жить.

- По Крыму позиция ваша такая же?

- Аналогичная.

- Что для вас вообще является самым сложным в переговорном процессе?

- Самое страшное - понимание того, что между нами - тысячи человеческих смертей. Когда заканчиваются переговоры, мы едем в машине, скажешь слово ... и начинаешь нервно смеяться. Но на переговорах ты должен держать себя в рамках дипломатии, потому что этого требуют правила и формат.

Более того, как вы понимаете, я владею персональной информацией о лицах, ведущих переговоры. Поэтому иногда, бывает, клинит. Но для этого есть уроки фильма "Аниськин и Фантомас" - набираешь воздух и молчишь.

- Указания Президента одинаковые для всех участников процесса? Или, допустим, для Леонида Кучмы они одни, а для вас - другие?

- Нет. Мы получаем одинаковые документы. У нас другая проблема: все группы, как правило, работают в среду. А мы начинаем с 9 утра вторника.

- Почему так?

- Потому что политическая сфера является такой, которую больше всего выворачивают наизнанку. Так там надо больше помучиться.

- Вы упоминали о мыслях, которые "овладели" Парижем, Берлином и Вашингтоном. Какие они есть?

- Для Берлина и Парижа этот конфликт должен быть как можно быстрее решенным. Тактика в этом процессе - это дело Украины. Никто нам никогда ее не диктовал. Но проблема должна быть решена.

Вашингтон находится в очень сложной ситуации. Геополитика диктует, с одной стороны, необходимость союза с Россией, потому что есть проблема Сирии. С другой - ситуация заводит США в конфликт с Российской Федерацией, поскольку в Украине война. Кто-то думает, что это наша проблема. Неправда. Это проблема Вашингтона. Они это очень хорошо понимают. Так же, как в Париже и Берлине понимают, что "ключа" к быстрому решению вопроса у Украины нет.

На днях во Франции ведущие аналитики написали обращение: "Европейцы, проснитесь!" Это свидетельствует о том, что европейские интеллектуалы очень хорошо понимают ситуацию и то, что она носит региональный и геополитический характер. А решением является адекватная реакция на действия России, а не копание в "муравейнике" - то есть в том, что происходит на востоке Украины.

- В свое время вы раскритиковали привлечения Бориса Грызлова к переговорному процессу. А общались уже с ним?

- Да. Кто-тознает Грызлова как председателя Госдумы, известного по фразе "парламент - не место для дискуссий". Я его знаю как министра внутренних дел России и переговорщика в ситуации Оранжевой Революции 2004 года. Но дело не в нем самом, а в системе, которая существует в Российской Федерации.

Есть три ложных посыла. Первый - Грызлов переломит эту систему. Второй - его приход совсем отстранил от процесса Владислава Суркова. Третий - что между этими двумя лицами конфликт.

Зачем наводить "тень на плетень"? Понятно, что там страна находится в управлении одного человека. К чему там личные отношения? Украинский вопрос находится в руках Путина. Они делают, как он скажет: стоять, дышать, бежать, лежать - все.

- Зачем тогда Путин отправил сюда Грызлова?

- Я могу проиллюстрировать, как это происходило. Грызлов говорит: "Давайте я туда слетаю. Мы же в 2004-м решили проблему". Путин: "Бери мой самолет, лети".

- Так они же в 2004-ом на самом деле не "решили проблему".

- Поэтому и сейчас прилетел ...

- Ладно. Как участие Грызлова повлияет на переговоры?

- Как человек, политик, государственный деятель он никак не повлияет на ход событий. Будет дисциплинированно выполнять инструкции, которые производит Кремль.

Перед тем, как садиться за разговор с Грызловым, надо дать адекватный ответ на то, что он доставил из Москвы. Сначала, как я вам говорил, привезли идею накрутить двух деятелей. Затем Конституцию. Во вторник мы уже будем выборами заниматься ... Задача же украинской стороны - выработать позицию и вести переговорный процесс.

Я всегда считал, что Украина здесь должна быть конструктивной, выражать свою позицию по всем озвученным вопросам честно и откровенно. Если что-то ставится на обсуждение, мы должны сказать, готовы к нему или нет, а также, насколько это уместно сейчас. Если решили, что так - озвучиваем, что считаем нужным.

Вот как все происходит? Первым выступаю я, потому что они сначала готовятся - то Диккенса надо прочитать, то инструкции (смеется. - Ред.). А мне шпаргалки вынимать не надо. Я почти на память знаю перечень проблем, международные и внутренние документы, решение Конституционного суда, аналоги. Далее говорю: "Здесь нужно обсуждение. К дискуссии возможна такая составляющая. Потому что остальные урегулированы законодательно".

Например, речь идет о патрулировании. Хорошо, говорю, мы понимаем ваше желание полностью контролировать ситуацию. Но между нами существует недоверие. Поэтому патрулировать улицы имеют право народный милиционер, украинский полицейский и ОБСЕ.

Они сразу: "Мы против". А почему? "Мы должны осуществлять там всю власть".

- Какими будут наши позиции по выборам, о которых пойдет речь на переговорах во вторник?

- Обсуждаются модальности выборов. Предлагается много вопросов. Вот наши ключевые позиции.

Первое: в избирательном процессе должны принимать участие общеукраинские политические партии. Второе: система выборов - пропорциональная с закрытыми списками. Третье: голосовать обязательно должны внутренне перемещенные лица и беженцы. Четвертое: основным институтом, который осуществляет администрирование выборов, должна быть Центральная избирательная комиссия Украины. Пятое: освещение процесса должно гарантироваться всем всеукраинским СМИ, а на территории должно быть полностью восстановлено информационное поле Украины.

Далее идут более мелкие пункты. Нам говорят: в преамбуле закона нужно сослаться на Минские договоренности. Вы что ?! Там речь должна идти о юридическом акте. С какого времени Верховная Рада ссылается на решение сельского совета? Мне отвечают: да там же подписались три президента и канцлер ... Стоп! Сегодня у президентов и канцлера рейтинги по 70 процентов, а завтра может быть два. То есть договоренности "плавают" между ними. Вот юридическая сила этих документов!

Они: а их надо выполнить. Я: украинская сторона это будет делать только в той части и таким образом, соответствующим Конституции и законам Украины. Читайте статью 19-ю: "Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины". Какие еще могут быть вопросы?

- Так что, тупик?

- Нет. Проработали два дня, координатор говорит: «Позиция сторон понятна. Давайте пригласим представителя ОБСЕ". Он приходит и выражает свое мнение: мол, мы поддерживаем позицию украинской стороны.

Но надо понять, что это все не будет иметь прогресса, пока в секторе безопасности не получим ответ. То есть пока не прекратится огонь.

Можно говорить о чем угодно, искать различные компромиссы. Но пока стреляют, а Россия поставляет туда боеприпасы и оружие, о чем можно договариваться ?! Отсюда рисуйте тактику украинской стороны.

Задумайтесь, сегодня 2016 год. В географическом центре Европы один из ключевых игроков в мире напаковует ящики с боеприпасами, наклеивает туда красный крест, надпись "Гумконвой", и прет это в соседнюю страну! Надо иметь в виду, что там перевозятся не только патроны для автомата Калашникова, но и боеприпасы для применения "Градов", "Ураган" ... А это оружие массового поражения с ограниченным радиусом действия.

Это все находится за рамками документов ОБСЕ. Могло несколько лет назад кому-то прийти в голову, что такое возможно?!

- В одном из интервью вы говорили, что "Минск" - это "замер температуры". Какая она сейчас?

- Я бы сказал, она прыгает. Она связана не столько с "Минском", сколько с тем, что он не является самодостаточным. В этом его трагедия. Потому что то, что происходит на территории Украины - это часть геополитического, континентального конфликта. Надо понимать, что это требует определенного тайминга.

- Речь идет о пошаговой последовательности?

- Да. Есть вещи, которые надо решать в континентальном и местном понимании. Для этого нужно создать определенную ситуацию. Она на сегодняшний день не сложилась ни в мире, ни в Европе. Поэтому-то что-то будет решено, а что-то - нет.

Я настаиваю, что нам за основу нужно положить принцип прав человека. Неужели не понятно, что в условиях современного информационного общества физические, этнические, экономические, финансовые границы потеряли всякий смысл ?! На повестке дня мира совсем другие подходы к урегулированию вопросов безопасности, общежития моделей и стран.

- Президент на январской пресс-конференции заявил, что он бы хотел видеть другой формат переговоров по конфликту с Россией - т. н. "Женева плюс". Действительно у него такие намерения?

- Президент - дипломат. Ведутся различные диалоги. Они работают над тем, чтобы привлечь к этому процессу разные страны. Это тактические вещи, которые касаются ответов на вопросы, о которых мы с вами говорили. Насколько это удастся ...

- Это дело для гадалок. А вот конкретные действия в этом направлении ведутся?

- Да. Мы же прекрасно понимаем, что недавнее заявление Европарламента по Крыму не случайно. Надо поблагодарить европейцев и отдать должное украинской дипломатии. Однако это лишь факт того, что Европа только начинает просыпаться и осознавать, что происходит.

- Вот Меркель призывает Россию повлиять на боевиков, но при этом побуждает Порошенко к выборам на Донбассе. Российские власти настаивают на прямом диалоге Киева с сепаратистами. К чему это приведет?

(Бессмертный берет лист бумаги, чертит линию, сворачивая его пополам. - Ред.). То, что происходит, для украинского народа - война. (Пишет слово "Война" на одной части, на второй выводит "АТО". - Ред.). АТО - это для украинского истеблишмента. (Опять сворачивает лист, пишет "Гражданский конфликт" - Ред.), А это - для мира, включая Россию (сворачивает лист трижды. - Ред.). Вот так каждому. Теперь попробуйте вырулить из этой ситуации. Например, если в селе надо забрать дизельный тягач, это война. Если надо предоставить статус участника войны, то это АТО. Когда нужна международная помощь - гражданский конфликт. Вот где проблема.

-- Некоторые политики и эксперты настаивают на том, что война в Донбассе закончится тогда, когда в России будет крах. Это так?

- Таким образом мы выдаем желаемое за действительное. Россия была, есть и будет. Какой? На этот вопрос пусть дают ответ россияне и их власть. Наша судьба зависит от нас самих. Пусть они делают свое, а мы будем заниматься своим.

Мы должны использовать даже худшую ситуацию, чтобы становиться сильнее. Я категорически против того, чтобы любой вопрос, который возникает из-за внешнего конфликта, мы направляли внутрь и боролись друг с другом. Это всегда заканчивается катастрофой.

- Судя по нашему разговору, "Минск" представляется довольно пессимистичным. Есть хоть какой-то оптимизм?

- Мне трудно говорить об обнадеживающих вещах. Когда я смотрю на перспективы этого процесса, могу сказать, что ближайшие полтора года мы будем находиться в сложной и непродуктивной дискуссии. Это тот период, когда надо сосредоточиться на внутренних вопросах - укреплять обороноспособность государства, политическое единство и делать все возможное, чтобы страна менялась.

Что касается внешнеполитического направления, его нужно всеми силами держать хотя бы в таких рамках, которые есть сегодня. Я имею в виду линию по санкциям в отношениях Киев-Вашингтон, Киев-Берлин, Киев-Париж. Затем выстраивать Киев-Лондон, Киев-Пекин и так далее.

- Но о каком единстве в стране можно говорить, когда у нас все время во власти какая-то потасовка? Вот и сейчас имеем очередное обострение.

- Мне трудно говорить об этом, потому что я больше в Минске, чем здесь. Но десять лет назад я думал, что вести коалиционные переговоры в мирных условиях - это плохо. Сейчас я понимаю: пусть они лучше шли и был мир, чем то, что происходит сейчас. Это сопоставимо.

Но вывод из того, что здесь происходит, очень прост. Хотите менять министра - делайте это. То же со всем правительством. Но нельзя это растягивать до бесконечности. Это перестает быть интересным. Люди привыкают ко всему. Но я знаю, что в итоге человек устает и убегает. Проблема украинского политикума в том, что общество уже даже не критикует его, а убегает от него.

- Когда вы говорите о том, что нынешняя ситуация продлится полтора года, то ориентируетесь на какую дату?

- На демократические процессы. В США состоятся выборы президента. Будут изменения в Германии, Франции.

- Вы думаете, после их выборов во власти западных стран появится больше наших друзей?

- Нет. Но мы получим ответ - положительный или отрицательный. Это уже лучше, чем неопределенность. Как в пословице: "Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас».

Бессмертный Донбасс Минск переговоры война
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
670 просмотров в сентябре
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Общество
Все контрольные пункты въезда-выезда на линии соприкосновения в районе проведения операции Объединенных сил открылись по графику и работают в штатном режиме. Сообщает Государственная пограничная служба Украины. За минувшие сутки через КПВВ последовало 35000 человек и 4,9 тысячи транспортных средств: «Майорск» - 8330 человек и 1100 транспортных средств; «Марьинка» - 8490 человек и 1570 транспортных средств; «Новотроицкое» - 6720 человек и 1440 транспортных...
Политика
Постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ельченко заявил о том, что надо переносить переговоры по Донбассу из Минска в какую-то другую столицу, потому что делегация Беларуси при ООН "хронически" голосует против любых идей и предложений Украины, даже тех, которые не касается конфликта с РФ. Об этом он сказал в эфире телеканала "Прямой". "Мне кажется, что надо уже делать серьезные выводы с позиции Беларуси, с позиции Казахстана. Если еще можно понят...
Происшествия
За прошедшие сутки, 23 сентября, ситуация в районе проведения операции обострилась, однако оставалась полностью контролируемой Объединенными силами. Оккупанты 35 раз открывали огонь по позициям наших войск. При этом противник 13 раз применил вооружение, запрещенное минского договоренностями. Сообщает Штаб ООС. Так, за прошедшие сутки враг осуществлял обстрелы наших позиций в районах населенных пунктов Крымское, Луганское, Новолуганское, Шумы, Южное, майорс...
Политика
Генеральная Ассамблея ООН включила в повестку дня вопрос о "Ситуации на временно оккупированных территориях Украины". Об этом в субботу, 22 сентября, сообщило в Twitter постоянное представительство Украины при ООН, передает Lb.ua. "Решение было принято уверенным большинством: за - 68, против - 13", - говорится в сообщении. "Сторонников российских нарративов становится все меньше", - отметил в этой связи постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ель...
главная тема недели
В пятницу, 21 сентября, Верховная Рада Украины приняла к рассмотрению законопроект о государственном бюджете на 2019 год. Согласно регламенту Рады, до 1 октября текущего года народные депутаты будут подавать свои предложения к документу, и до 15 октября их рассмотрит главный комитет. Верховная Рада должна утвердить в первом чтении проект госбюджета до 20 октября. Споры вокруг основополагающего экономического документа страны традиционно бывают бурными, а в...
Происшествия
За прошедшие сутки, 21 сентября, ситуация в районе проведения операции оставалась полностью контролируемой Объединенными силами. Оккупанты 18 раз открывали огонь по позициям наших войск. При этом противник 4 раза применил вооружение, запрещенное минскими договоренностями. Сообщает Штаб ООС. Так, за прошедшие сутки враг осуществлял обстрелы наших позиций в районах населенных пунктов Крымское, Троицкое, Авдеевка, Марьинка, Чермалык, Павлополь, Гнутово, Водян...
Происшествия
В Луганской области украинские военные освободили хутор Вильный, который находился под контролем пророссийских боевиков. Об этом сообщает ТСН. По данным издания, группа украинских разведчиков провела молниеносную и результативную операцию - почти трое суток сбора разведывательной информации и 30 минут боевых действий. Операция прошла без потерь среди украинских бойцов. В результате, как отмечается в сюжете, передовая северо-восточнее Золотого стала еще бли...
Бизнес
Сегодня, 21 сентября, котировки гривни к доллару на закрытии межбанка установились на уровне 28,06-28,09 гривни за доллар. Об этом сообщает Finance.ua. На 17:00 средние курсы валют на межбанке были следующими: Доллар США — 28,06-28,09 гривни; Евро — 32,96-32,99 гривни; Российский рубль — 0,4209-4215 гривни. Напомним, 21 сентября котировки гривни к доллару на межбанковском валютном рынке по состоянию на 10:40 установились на уровне 28,05-28,07 гривни за до...
Новости компаний
В последнее время город Славянск на мировой арене звучал только в контексте военных действий на Донбассе. Пророссийские наемники захватили город в апреле 2014 года, с тех пор Славянск был у всех на слуху. О нем говорили по телевизору, писали в интернете и газетах, говорили в кабинетах высокопоставленных лиц. После того, как сепаратисты вместе с наемниками покинули город под натиском украинских военных, в городе наступил мир. Сегодня здесь по улицам беззабо...