Мосул - Донецк: можно ли решить проблему оккупированных украинских городов по-иракски

10 декабря премьер-министр Ирака официально провозгласил окончательную победу в стране над радикальной террористической организацией современности «Исламской государством». Этот конфликт, если учитывать предшественников ИГ (ИГИЛ, ИГИ, Совет моджахедов, Группа единобожия и джихада) продолжается с 2003 года. Его участники меняли названия, состав, руководителей, тактику на поле боя, но сама война продолжалась непрерывно с первых дней вторжения американской армии и до сегодня.

Сообщает «Політична критика».

Война в Ираке против И
Г вызвала большой интерес во всем мире, в том числе и в Украине. Однако написанного о Мосуле в украинском информационном пространстве, на мой взгляд, маловато, учитывая наличие в Украине подобной проблемы - оккупированного города-миллионника. Вообще история конфликта в Ираке имеет много схожего с ситуацией на Донбассе. Это и похожий исторический опыт стран (и Ирак, и Украина в разное время пережили трагический опыт колониализма, гражданских войн, оккупации и диктатуры). Похожие характеристики стран - как, например, площадь территории (Ирак - 437 тыс. кв. км, Украина после 2014 - 557 тыс. кв. км), население (Ирак - 37 млн. человек, Украина - 45 млн. человек), внутренние национальные, религиозные и политические противоречия.

В обеих странах существует сепаратизм и соседи, которые ищут удачного момента для того, чтобы этот сепаратизм использовать в собственных интересах. На внутреннюю политику как Ирак
а, так и Украины огромное влияние имеют бывшие империи (Иран и Россия), которые, страдая от геополитической фантомной боли, мечтают увеличить свою территорию за счет ослабленного соседа. Более того, конфликт в Ираке, война с террористами с ИГ имеет прямое отношение к Украине. Это и из-за наших граждан, воевавших на стороне террористов (в 2016 году их было более 50), и через ячейки ИГ в Украине, и из-за участие нашей страны в Глобальной коалиции по борьбе против ИГ.

Но главное, что должно побудить нас уделять больше внимания конфликт
у в Ираке - это операция в Мосуле. Мосул - город-миллионник, который в 2014 году захватили террористы «Исламского государства». В Украине в том же году в руки сепаратистов попадает Донецк.

Что продемонстрировала операция в Мосуле

Битва за Мосул стала, пожалуй, самой масштабной операцией по освобождению города в наше время. 130-135 тыс.
бойцов - примерно столько правительство Ирака мобилизовал для операциии. В ходе длительных политических переговоров Багдада удалось объединить для общей цели разные политические силы и группы интересов. Для освобождения Мосула забыли на время о сепаратизме и самовольном захвате Киркука курдами, о провокации Муктады ас-Садра и прежних обиды лидеров суннитских политических сил. Все это для того, чтобы очистить Мосул и его окрестности от нескольких тысяч бойцов «Исламского государства» (от 3 до 10 тыс. человек).

Mosul forces



Сделать это было очень трудно. Не
столько из-за подготовки ИГ к обороне, как из-за сотен тысяч жителей, которые оставались жить в Мосуле. Планировать операцию такого масштаба иракским военным активно помогали специалисты коалиции. Вообще роль коалиции, особенно американцев, в битве за Мосул огромна. Авиация коалиции работала постоянно, нанося удары и передавая разведданные штабу операции. Артиллеристы, спецназовцы, логисты, медики, инженеры - сотни солдат США, Великобритании, Франции, Новой Зеландии и других стран непосредственно на поле боя решали критически важные задачи.

Подготовка

Важно отметить, что готовиться к операции в Мосуле власти Ирака начала почти сразу после его захвата И
Г. С августа 2014 авиация коалиции начала наносить авиаудары по ИГ, в том числе и по Мосулу. В феврале 2015 начались первые приготовления к наземной операции. К октябрю 2016 бойцы курдская пешмерга осуществила несколько наступлений на окраине города (Синджар и район города Кайара). В июне иракская армия начала операцию по освобождению южного плацдарма для дальнейшего наступления на Мосул. Все это время, с осени 2014 и до октября 2016 года, в стране не прекращались боевые действия. ИГ комбинировали террористические атаки с полномасштабными наступательными операциями. В ответ правительственные силы кусок за куском отвоевывали утраченное в 2014 году.

Цель и задачи операции

Целью битвы за Мосул было освободить город и всю провинцию Ниневия от И
Г. Параллельно коалиция ставила перед силами наступления задачу не допустить выход из города иностранных добровольцев ИГ, которые, попав домой, могли стать проблемой для местных спецслужб. Для успешного выполнения операции правительство и военное командование операции должно было выполнить следующие задачи:

- Освобождение плацдарма для наступления на Мосул. Этим плацдармом стал город Кайара на юге (60 км от Мосула) с соответствующим авиабазой, которая имела центральное значение для поддержания наступательных действий, и город Хазар (к востоку от Мосула).

Концентрация сил на нескольких направлениях. Для наступления на город правительство и командование сделали выбор в пользу удара сразу с нескольких направлений. Всего на начальном этапе наступление шло из двух основных направлений: южного и восточного. Позже был открыто северо-восточное направление на город Башика силами пешмерга.

-
Блокада восточной части Мосула. Разрезанный рекой на две части Мосул решили освобождать постепенно. Сначала восточную часть, а затем западную. Уже после начала наступления, столкнувшись с высокой мобильностью противника, который свободно перебрасывал подкрепления из западной части города, правительственные силы решили блокировать восточный Мосул. Для этого авиация коалиции ударами разрушила все пять основных мостов через Тигр.

-
Прорыв внешней линии обороны противника и вхождение в черту
города. Противник при обороне Мосула использовал стационарную, хорошо подготовленную внешнюю линию обороны. Эту линию образовывали связанные линиями коммуникаций населенные пункты на границе города. Каждый такой населенный пункт был оборудован как независимое, укрепленная точка с сетью туннелей, складами и позициями для противотанковых расчетов. На границе с городской застройкой ИГ построили земляную насыпь и ров, который дополнительно заблокировали бетонными блоками, мусором, автомобилями и другим. По периметру были оборудованы позиции, прикрывавшие коридоры стрелковым, минометным и артиллерийским огнем. Особенно опасными для сил наступления стали действия противотанковых расчетов ИГ на внешней линии обороны и на подступах к окраинам города. Для атак бойцы ИГ использовали управляемые противотанковые ракеты, которые позволяли атаковать бронетехнику противника в колоннах на удаленном расстоянии. Эти действия были настолько успешны, что заставили силы наступления отказаться от широкого использования танков в колоннах при приближении к границе города. Внешнюю линию обороны удалось прорвать силами спецназа (легендарная «Золотая дивизия») и благодаря постоянной работе авиации.


Карта города Мосул и расстановк
а сил по состоянию на ноябрь 2016 года. Источник: Phys.org


- Освобождение, зачистка и контроль над районами в городе.
Это была самая сложная и опасная часть операции. Вступив в плотно застроенную территорию города, правительственные силы сталкивались с основными силами обороны противника: смертниками, мобильными группами, которые передвигались через скрытые линии коммуникации, боевыми дронами, заминированными автомобилями и тому подобным. Кроме того, десятки тысяч гражданских в поисках коридора для эвакуации двигались прямо навстречу силам наступления. Даже освободив район, правительственные силы подвергались опасности контратаки как извне, так и изнутри освобожденной территории. Оставляя территорию, силы ИГнашли сторонников, которые через некоторое время активизировали свою деятельность в тылу правительственных сил. Бои за восточную часть города продолжались четыре месяца. Решающими факторами успешного завершения операции в восточном Мосуле военные назвали плотную и тесную координацию между различными подразделениями, которая позволяла им атаковать противника одновременно с разных направлений, ночные рейды специальных сил, в ходе которых арестовывали или ликвидировали командиров ИГ и захватывали важные районы и дома, а также нанесения точных авиаударов по линиям снабжения противника.

- Освобождение западной части Мосула.
Первой задачей на пути освобождения западного Мосула была подготовка и нанесение неожиданного удара с неожиданного для противника направления. Противник ожидал удара через реку, по проведенным понтонных мостах. Для обороны ИГ превратили районы у берега Тигра в сплошной опорный пункт с подготовленными позициями для снайперов, заминированными дорогами, освобожденными от жителей домами. Однако правительственные силы неожиданно для противника начали наступление с южного направления, в сторону городского аэропорта. В отличие от восточной части города, западный Мосул представлял собой плотно застроенные густонаселенные районы с узкими улицами, непригодными для переброски колонн техники. Настоящей цитаделью стал район старого города. Это заставило силы наступления более активно использовать авиацию и артиллерию в городских боях, что привело к большим разрушениям и жертвам среди гражданских. Как и в случае с восточным Мосулом, правительственные силы перед началом масштабного наступления блокировали западную часть, перекрыв основные дороги из города в сторону Тель-Афара.

Главным вызовом для правительственных сил в битве за Мосул стало преодоление комбинированной гибкой обороны противника. Если внешне бойцы ИГ использовали стационарную линию обороны, то внутри города акцент был сделан на мобильной обороне, которая опиралась на действия небольших групп бойцов по 5-6 человек с 1-2 пулеметами, гранатометом (РПГ-7, СПГ-9 или гранатометы местного производства ), а иногда даже минометом. Такие группы получали свой сектор обороны и передвигались в нем от одной позиции к другой. В пределах района действовал отряд на 20-30 человек, состоящий из нескольких небольших команд. Они были автономные, могли координировать свои действия, имели автономные каналы связи и обеспечения (склады, оборудованные в зданиях и подвалах). Фактически сопротивление ИГ продолжался до тех пор, пока все такие отряды не были ликвидированы или обезврежены. Операция в западной части города длилась пять месяцев, с 22 февраля по 9 июля.

Потери

Согласно опубликованной ООН информации, в результате операции в Мосуле были разрушены или серьезно повреждены 8,5 тыс. домов, большинство из которых (5,4 тыс. домов) расположены в Старом городе. Количество домов и зданий, которые получили незначительные повреждения, точно не известно. По словам одного из членов совета провинции Ниневия, до 70% западной (65% зданий в старом городе в руинах) и 50% восточной части города были разрушены в ходе операции. Авиаудары, подрывы самодельных бомб, атаки смертников повредили около 100 км. дорожного покрытия внутри города и на его окраинах.

За период проведения операции (с октября 2016 года) 137 тыс. семей или 829 740 человек были вынуждены покинуть свои дома в провинции Ниневия. С Мосула во время операции выехали 641 тыс. жителей. По разной информации, общее количество убитых мирных жителей в ходе операции колеблется от 14,5 тыс. до 40 тыс. Еще по меньшей мере 20 тыс. Жителей получили ранения различной степени. Журналисты в результате мониторинга открытых источников подсчитали, что в результате операции в Мосуле пострадали:


Стоит отметить, что по данным статистической службы ИГ (есть и такая), в боях в Мосуле правительственные силы потеряли 11,5 тыс. убитыми, более 50 тыс. ранеными, 97 танков Абрамс (45 других танков), 178 БМП, 1049 Хамви 128 беспилотников, 15 вертолетов.

Выводы и ошибки

Битва за Мосул длилась 9 месяцев. За это время командование несколько раз меняло тактику, подразделения, направления ударов. По результатам операции следует выделить следующие моменты.

- Общая логика операции была выстроена на такой последовательности действий: окружение - атаки с нескольких направлений - расчленение обороны противника - зачистка и уничтожение. Особенно ярко она проявилась во время штурма старого города, когда для того, чтобы проломить оборону ИГ в хорошо укрепленных, узких и плотно населенных районах, иракские военные наступали сразу с четырех направлений. Если на начальном этапе операции из-за нехватки нормальной координации неслаженные действия правительственных сил позволяли ИГ удачно маневрировать и концентрировать основные силы на одном направлении удара, то после вмешательства советников коалиции ситуация изменилась. Атаки сразу с нескольких направлений растягивали порядки противника и позволяли силам наступления освобождать район за районом.

-
Важную роль в операции сыграли хорошо мотивированные добровольческие формирования (шиитская милиция), которые выполняли вспомогательные роли, блокируя силы противника на второстепенных направлениях, прикрывая основные силы. Они выполняли роль резерва, который быстро и эффективно мог быть введен в поле боя.

-
Гражданское население - главная жертва. В результате реализации стратегии на окружение и уничтожение ИГ в Мосуле сотни тысяч гражданских стали заложниками ситуации. Этим активно пользовались бойцы ИГ. Гражданских использовали как живой щит при обороне территории. В жилых домах снайперы оборудовали свои позиции. Потоки беженцев из города использовали и для скрытого выхода бойцов из Мосула, так и для блокирования дорог техники иракской армии и полиции.

-
Операция в Мосуле показала сразу несколько новых решений и техник ведения боев в городе. Это и использование боевых беспилотников для ударов с воздуха, использование подземных линий коммуникаций и брешей в зданиях для скрытого передвижения в городе. Одной из главных инноваций стало использование бульдозеров. Командиры подразделений, воевавших в Мосуле, отмечали важность использования бульдозеров для обеспечения продвижения вперед.

Не обошлось и без ошибок.

- Плохая координация действий. Несогласованность действий различных подразделений создала проблемы уже в начале операции. Далее они регулярно повторялись. Советники из сил коалиции даже были вынуждены лично организовывать и проводить встречи с командирами различных подразделений.

- Брак точной информации о ситуации в зоне конфликта. Это приводило к тому, что те же районы освобождали, согласно официальным заявлениям, по несколько раз подряд. Иракские военные и политики пытались подогнать темп и сроки операции под определенные политические цели, что, в свою очередь, приводило к неоправданным потерям солдат.

Недооценка противника. Это, на мой взгляд, одна из основных причин тяжелых потерь в рядах сил наступления. Еще перед началом операции из-за прогноза взять город силами только двух бригад (до 10 тыс. бойцов) на подступах к Мосула было сконцентрировано недостаточно подразделений, заставило в ходе операции подгонять их для прикрытия флангов сил контртеррористической службы, которые наступали на востоке. Не в последнюю очередь из-за этой ошибки силы КТС - элита элит - потеряли только за первые четыре месяца до 50% личного состава (по разным данным, до 5 тыс. бойцов). Показательно, что даже спустя месяцы после начала операции, при планировании освобождения западного Мосула, военные снова недооценили силы ИГ, за что подверглись новым потерям времени, личного состава и техники.

-
Плохая зачистка освобожденных районов. Поспешность, с которой пытались наступать иракские военные, часто лишала их возможности проводить тщательную зачистку освобожденных территорий. Это позволяло ИГ использовать освобожденные районы для внезапных атак на тылы противника. По этой же причине военные оставляли без должного внимания вопрос очистки территории от оставленных ИГ мин и самодельных взрывных устройств, создавало дополнительную опасность как для самих военный, так и для гражданских.

- Нерешенность проблемы эвакуации беженцев.
В первую очередь от этой ошибки страдали мирные жители, лишенные возможности покинуть опасные районы и вынуждены жить под постоянной угрозой атаки или авианалета. Не меньше проблем выпало на долю военных. Вместе с беженцами, которые с первых дней операции в бегство тысячами из города навстречу войскам наступления, в тыл иракских сил проникали десятки бойцов ИД. Они брили бороды, меняли одежду и селились на территориях, официальный Багдад объявлял свободными от террористов.

Выводы

Конечно, ошибочно бездумно переносить опыт иракской армии в Мосуле на текущую войну в Украине. Во-первых, противник в Мосуле совсем не похож на противника в Донецке. Фанатизм и желание умирать не менее убивать (о чем свидетельствуют 482 смертников в рядах ИГ за 9 месяцев боев) выделяют бойцов ИГ на фоне бойцов ДНР. В последних нет такой сильной мотивации. Иракской армии активно помогали силы коалиции, особенно США, в том числе и огромным количеством оружия. Украина такой помощи пока не предоставляли. Зато в потенциальной операции в Донецке украинская армия будет воевать не столько с бойцами ДНР, как с кадровыми российскими военными на новой российской технике, чего в Мосуле не было. Но даже учитывая различия, все же можно выделить моменты, на которые стоит обратить внимание тем, кто планирует / будет планировать операцию по освобождению города-миллионника в Украине. В любых условиях при выполнении такой операции правительственные силы столкнутся с такими реалиями:

- Долгосрочная операция, которая может занять от нескольких месяцев до года и более. Масштабы Донецка, силы противника, наличие открытой границы и возможности набивать фронт новой техникой и «добровольцами» - все это создает предпосылки к затягиванию такой операции.

-
Большие потери. С учетом приведенных выше показателей потерь, за освобождение каждого квадратного километра в Мосуле погибли 10 иракских солдат. Если этот показатель использовать для Донецка, то потери украинской армии только убитыми могут достигать 4000 солдат. Излишне говорить, что в условиях внутриполитической нестабильности вряд ли кто-то из политиков или военных возьмет на себя такую ​​ответственность.

- необходимость блокировки города.
Успешное завершение операции в Мосуле стало возможным в том числе и благодаря блокаде, которую сумели организовать противнику правительственные силы. В случае с Донецком такая блокада не только потребует огромного количества войск и техники, но и будет малоэффективна без возврата полного контроля над государственных границей с Российской Федерацией.

- Большие потери среди мирных жителей.
Сегодня в Донецке продолжают жить сотни тысяч граждан Украины, которые в случае начала военной операции станут заложниками ситуации. Те, кто решит покинуть город, столкнутся с проблемами внутренне переселенных: нехватка жилья, работы, средств, ухудшение здоровья и тому подобное. Для этих людей государство срочно будет вынуждена подготовить все возможное - от жилья до психологической помощи. Те, кто по разным причинам будет вынужден остаться в зоне проведения операции, рисковать еще больше. Этим гражданам Украины так же нужно будет предоставить, в первую очередь, коридор для выхода, гуманитарную и первую медицинскую (в том числе психологическую) помощь. Планировать и готовить это нужно заранее, за месяцы до начала операции.

- Использование авиации и артиллерии в городских боях. О
пыт Мосула продемонстрировал решающее значение авиации. Без информации беспилотников и точных ударов коалиции темпы операции и количество жертв были бы другими. В случае с Донецком в противника, в отличие от ИГ, на вооружении есть современные системы ПВО. Это существенно усложнит работу украинской авиации и проведение самой операции.

Большие разрушения и средства на восстановление. Ну и, конечно, стоит подумать о жизни города после освобождения. Только на базовое восстановление инфраструктуры меньшего по масштабам Мосула иракские власти требуют 1 млрд. долларов. И это в стране, где нет дождливой осени и суровой зимы. В Донецке эти расходы могут быть еще больше, учитывая ограниченные сроки восстановления (до первых холодов).


Приведенная выше информация может пригодиться и тем, кто на просторах социальных сетей постоянно требует «силового решения» проблемы оккупированных городов, полномасштабного штурма Луганска и Донецка. Прежде чем чего-то требовать, было бы не лишним посмотреть, как другие решали подобные проблемы. И какой ценой.

Мосул Донецк ИГ Ирак
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
354 просмотра в сентябре
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Интервью
Место дислокации 90-го батальона в прифронтовой зоне — город Константиновка на Донетчине. Здесь в день празднования четвертой годовщины создания батальона 36 десантникам вручили ордена и медали. Подполковник в отставке Виталий Баранов (позывной «Биба»), командовавший 90-м отдельным аэромобильным батальоном в течение восьми месяцев 2015 года, рассказал  о том, как нашим войскам удалось вернуть огневой контроль над взлетной полосой Донецкого аэропорта (ДАПа)...
Политика
Киевский международный институт социологии провел свежий опрос общественности на предмет политических симпатий украинцев перед предстоящими президентскими выборами. Так, согласно рейтингу КМИС, из тех респондентом, кто определился с возможной кандидатурой, 19,3% проголосовали бы за Юлию Тимошенко, 11,9% - за действующего президента Петра Порошенко, 11,8% - за Владимира Зеленского, 10,9% - за Анатолия Гриценко, 8,4% - за Святослава Вакарчука, 8,1% - за Юрия...
Общество
Что бы там нам ни обещали кандидаты на место ликвидированного Захарченко, продукты в "ДНР" не подешевели и вряд ли подешевеют», — к такому выводу пришли жители оккупированной части Донецкой области. При этом многие жители признаются, что не могут ответить на вопрос о том, сколько сейчас стоит самая недорогая копченая колбаса или килограмм мяса. Люди даже не прицениваются к этим продуктам — они им не по карману, пишут «Факты». Издание решило выяснить, каков...
Новости компаний
Последние экземпляры книги ""Мариуполь. Последний форпост". Переиздания не будет. Поспешите купить честную книгу о событиях 2014-2015 годов в Мариуполе и Приазовье. "Мариуполь. Последний форпост"  - читают в Праге и Вене, Берлине и Тбилиси, Луцке и Тернополе, Киеве и Львове,  Донецке и Краматорске. Книга говорит голосом тех, кто видел, слышал и сам был участником страшных и трагических событий 2014 - 2015 годов в Мариуполе. В ней нет оценочных суждений - т...
Происшествия
В соответствии с докладами «МГБ ЛНР», в городах Луганск и Дубовое (быв. Комсомольский) некие «неустановленные украинские ДРГ» взрывают по ночам машины - как военные, так и гражданские, счет уже идет до 10 ед. автотранспорта. Об этом сообщает координатор группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук на своей странице в Фейсбук. Руководство «ЛНР» «категорически требует» от «МГБ» и «правоохранителей» принять «действенные меры по поиску и обезвреживанию...
Политика
Ситуацию на Донбассе можно стабилизировать при наличии политической воли, но пока она отсутствует. Такое заявление сделал заместитель главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг. "Вы же, как и я, прекрасно понимаете, что этот конфликт можно прекратить очень быстро. Мы неоднократно становились свидетелями того, как после объявления сторонами очередной приверженности прекращению огня количество нарушений за короткий период времени резко снижал...
Политика
Известный блогер и журналист Павел Казаарин, считает, что Россия воспринимает Украину, также как и украинцы относятся к ОРДЛО. Об этом Казарин написална своей странице в Фейсбук. «Знаете, а ведь «ЛДНР» - это просто проекция того, как Москва видит Украину. Что такое для Украины террористические анклавы? Это оккупированные квазиреспублики, созданные внешним игроком. Которые были созданы в момент слабости государства. Единственная их задача – служить источник...
Политические новости
Один из лидеров оппозиции Александр Вилкул на своей странице в Facebook написал: «Власть не хочет прекратить войну и помочь людям, которые от нее пострадали». Он подчеркнул: «За 7 месяцев 2018 Кабмин не выделил ни копейки из госбюджета по программе поддержки территорий, которые пострадали от вооруженного конфликта. Ни копейки не выделили на создание рабочих мест для восстановления и развития инфраструктуры Донецкой области. А деньги на это в госбюджете зап...
Происшествия
Все контрольные пункты въезда-выезда на линии соприкосновения в районе проведения операции Объединенных сил открылись согласно осеннего графика и работают в штатном режиме. Сегодня утром, 26 сентября, на КПВВ Донбасса, на въезд и выезд находилось такое количество транспортных средств: «Майорск» - 25/30; «Марьинка» - 0/40; «Новотроицкое» - 30/30; «Гнутово» - 20/10. Сообщает Государственная пограничная служба Украины. За минувшие сутки через КПВВ последовало...