"Внесли в черные списки": история девушки, которая сбежала из "ДНР"

Виталия Серебрянская попала в детский дом в 7 лет. Социальные службы забрали ее из неблагополучной семьи, а маму лишили родительских прав.

В приюте девочка провела почти два года, сообщает BBC News Україна.

"Ты здесь не дома - будешь делать, что скажут"

"Сколько я себя помню, столько и были проблемы. Мама родила меня в 16 лет, поэтому не закончила школу. Не было поддержки и начала пить. Своего отца я никогда не видела", - рассказывает Виталия.

Сначала от матери забрали младшую сестренку Виталии, а потом и ее саму. В детском доме девочка держалась в стороне от других детей, потому что привыкла, что никто не хочет с ней дружить: "Родители не позволяли детям дружить со мной, потому что все знали, из какой я семьи".

В приюте Виталию сразу постригли "под мальчика": "Завхоз обычными ножницами кое-как отрезала мои волосы, которые в то время выросли почти до колен. Она не обращала внимания на мои слезы и мольбы. Сказала, что я здесь не дома и буду делать все, что скажут".
..

В детдоме на глазах Виталии ребенка избили дубинкой: так охранник "воспитывал" 15-летнего воспитанника за ругательство. Тогда, говорит она, впервые задумалась, что хочет защищать права детей.

"Я спросила у воспитательницы, что я могу сделать, чтобы защищать детей, когда вырасту. И она ответила: стать юристом".

Из приюта Виталию забрала приемная мать. Родную мать Виталия раз видела из окна детского дома, когда та приходила навеселе, но внутрь ее не пустили. Через два года мать умерла.

В свои девять Виталия не умела ни читать, ни писать, ни считать. После детдома сразу пошла во второй класс, а поддержка приемной матери и первой учительницы сделали свое дело: Виталия быстро догнала сверстников.

"Когда прощалась с бабушкой и дедушкой, над головой летали снаряды"

Война застала девочку в 10-м классе в Шахтерске - город расположен в 60 км от Донецка и оккупирован боевиками с мая 2014-го.

"Настоящие бои начались где-то с начала июля. Помню, от взрывов над городом стоял дым, обстреляли детский сад. Во время обстрелов мы прятались в подвале. Моя младшая сестра так боялась, что даже когда с дерева просто падали спелые груши, бросалась на землю и закрывала голову руками".

Через несколько недель, когда бои не прекратились, семья решила бежать.


Копирайт изображения Из архива Виталии Серебрянской

"Мы до последнего верили, что вот-вот придет украинская армия и освободит город. Как-то на здании горсовета появился украинский флаг и мы выдохнули, что самое страшное позади. Но после того бои только усилились. Мы выезжали в последнем коридоре с "Красным Крестом" фактически в никуда. На дороге уже стояли БТРы, танки, а в кустах прятались снайперы".

Даже с Миссией Красного Креста выезжать было опасно. Виталия и ее семья до последнего не знали, выпустят ли их из Шахтерска, ведь все блокпосты были закрыты.

"Было очень страшно. Когда я прощалась с бабушкой и дедушкой, над головой летали снаряды, а дома горели. Я не знала, когда увижу их снова. Старалась не показывать эмоций и поддержать маму, которая всю дорогу держала в руках икону и молилась, чтобы в нашу машину не попал снаряд".

Уже в Днепре, куда Виталия переехала с мамой и сестрой, она активно начала заниматься волонтерской деятельностью. Тогда ей было 16.

В Днепре семья прожила около года, а когда бои в Шахтерске поутихли - вернулась. Приемная мать Виталии так и не смогла "прижиться" на новом месте: скучала по дому и волновалась за родных.


Город на тот момент уже жил по новым законам оккупации: комендантский час, русский язык в школах, толпы бойцов "ДНР" на улицах.

В школе Виталия выдержала только неделю, ведь принципиально не скрывала неприязни к самопровозглашенной "республике". За это ее травили не только ученики, но и некоторые учителя. Были и те, кто поддерживали Виталию, но не решались делать это открыто.

"У меня было другое мнение, отличное от всех. Все хотели ближе к России, но обосновать, почему, не могли. Я понимала, что так на них влияет информационное поле".

Полгода девушка училась дистанционно в украинской школе, а только исполнилось 18 - переехала в Днепр. Семья же осталась на оккупированной территории.

"Они переживали и не хотели меня отпускать. Решающим стало то, что директор школы в Днепре взяла меня к себе домой, пока не закончу 11 класс. Мои родители понимали, что на оккупированной территории я долго не выдержу".

Предупредили, что возвращаться опасно

В Днепре, сразу после школы, Виталия осуществила мечту и поступила на юридический факультет в Университет таможенного дела и финансов. Уже тогда она работала с детьми тяжелых категорий: переселенцев, погибших военных и воспитанников детдомов - учила создавать социальные мультфильмы.

Однако за волонтерство "поплатилась" тем, что ей закрыли путь домой: Виталию внесли в "черные списки" так называемой "ДНР": "Предупредили, что возвращаться опасно, потому что меня внесли в "черные списки". Многие мои знакомые служат там. Волонтеры всегда в зоне особого риска, а в маленьком городе все все знают".

Своих родных Виталия не видела уже три года. Сначала мама навещала дочь в Днепре, но сейчас не приезжает по состоянию здоровья. "Я очень скучаю по родным и чувствую вину, что не могу быть рядом. Самое страшное, что я не знаю, когда увижу их снова ... Мы созваниваемся, и я знаю, что они меня поддерживают, но очень волнуются".

Копирайт изображения Из архива Виталии Серебрянской

Сейчас Виталия получает степень магистра и одновременно работает юристом в правозащитной группе "СИЧ", которая бесплатно помогает жертвам войны на Донбассе. Девушка защищает права переселенцев, военных и бывших пленных и за полгода самостоятельно выиграла семь судебных дел.

"Ко мне обратилась переселенка, которая четыре года боролась за возвращение социальных выплат - мы их вернули через суд. Также помогла военным пенсионерам получить 100% доплаты к пенсии - таких прецедентов в Украине не было. Мы пресекли попытку отобрать землю у атовцев с инвалидностью и помогли переселенцам вселиться в социальное общежитие".


Сейчас Виталия помогает военным, которых призвали на службу, несмотря на состояние их здоровья, и мечтает стать детским омбудсменом.

"Мужчину с бронхиальной астмой отправили на передовую. У него дрожат руки, он еле говорит и даже ручку не может удержать. Как ему можно было дать автомат? Он даже хотел покончить с собой. И таких военных у нас несколько".

"Я на работе сдерживаюсь, но когда прихожу домой и переосмысливаю, какие шаги нужно сделать, чтобы помочь человеку, у меня такой взрыв эмоций, что хочется на стену лезть!"

ДНР Днепр Виталия_Серебрянская Шахтерск переселенцы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии