Информационные операции России против Украины в условиях гибридной войны

 27.11.2020 г. на базе ОО «АРДИС» была проведена онлайн-конференция на тему «Информационные операции России против Украины в условиях гибридной войны».

Как сообщает «Цензор.нет» в обмене мнениями приняли участие известные эксперты-политологи: Дмитрий Золотухин - Заместитель Министра информационной политики Украины (2017-2019 годы); Юрий Федоренко - Руководитель Главного управления общественных коммуникаций и информации Администрации Президента Украины (2014 год), руководитель ОО «АРДИС»; Николай Голомша - Профессор права, первый заместитель Генерального прокурора Украины (2014 год); Марусяк Олег - Народный депутат Украины ІХ созыва; Олесь Журавчак-заместитель министра культуры Украины (2014 год).

Ведущий-модератор:

Доброго дня, уважаемые эксперты. События последних дней свидетельствуют, что в Украине идет мощная информационная война со стороны Российской Федерации. Продолжая информационные спецоперации в Украине, Россия пытается использовать Украину для внешнего влияния на ход политических событий в мире. Для достижения цели кремлевские СМИ используют целенаправленное искажение информации, замалчивание, избирательность, «передергивание», искажение информации. Какие пути противодействия информационной агрессии против Украины может предложить экспертная среда?

Дмитрий Золотухин:

Информационная война против Украины давно перешла в «горячую фазу». Среди методов российских манипуляций в информационном пространстве хочется отметить следующие: создание телесериалов с элементами пропаганды, акции «фабрик троллей», кампании по дезинформации в аннексированном Крыму, использование фейковых нарративов при описании действий Вооруженных сил Украины (ВСУ) на Донбассе, фейковый фотографии из зоны боевых действий, российские фейки об «уничтожении украинской стороной» гражданского Боинга MH17 в июле 2014 года, «участие военных НАТО в конфликте на Донбассе, включая «американских наемников из Blackwater и Greystone», «нелепость» подписание Украиной Договора об Ассоциации с ЕС, материалы о якобы «катастрофической ситуации» в украинской промышленности, и дезинформационные вбросі о том, что Украина якобы «failed state» с нулевыми перспективами интеграции в ЕС и другие институты Запада.

Используя подобные нарративы, российская сторона стремится убедить отдельные целевые аудитории поверить в нужные ей идеи, например, мифические связи Украины и ИГИЛ. Такой масштабный нарратив российской пропаганды мы называем «сериал». Поскольку он имеет одну сюжетную линию, которая может меняться, при этом сохраняя ключевые особенности, которые рассчитаны на ограниченную целевую аудиторию. Не секрет, что российские нарративы и приемы по дезинформации имеют высокую степень эффективности именно благодаря своей повторяемости в медиа. Поэтому, объектам дезинформации постоянно рассказывают одни и те же истории, делая их все интереснее и «экзотичнее». Например, в истории об «украинских карателях» кульминацией стало появление «распятого мальчика».

Также, можно упомянуть такие российские нарративы как «в Украине действуют лагеря ІГИЛ», «Украина и 500 джихадистов», «преследования крымских татар и «Хизб ут-Тахрир», как сообщников ІГИЛ», а также фейки о батальоне Дудаева в Украине, полке «Азов», «поставки Украиной химического вооружения боевикам в Сирии» и другие фальшивки в рамках информационных операций РФ против Украины. Не менее распространенным «сериалом» кремлевской пропаганды являются «преступления ВСУ и Минские договоренности». В частности, примерами российской дезинформации являются такие месседжи как: «ВСУ, Нацгвардия и добровольцы» уничтожают» население Донбасса «фейковые фотографии из зоны АТО», «Украина срывает Минские договоренности», «ВСУ готовятся к штурму Донецка» и другие фейковые материалы по конфликту на Донбассе.

Юрий Федоренко:

Вполне согласен с уважаемым господином Дмитрием, относительно того, что информационная война против Украины давно перешла в «горячую фазу». Российское информационное наступление ощущается на всех фронтах - в печатных и электронных СМИ, социальных сетях, причем на украинской территории. Российская пропаганда обслуживает преступные интересы высшего политического руководства РФ, направленные на уничтожение Украины как государства и субъекта международного права. Внедрение манипулятивных технологий со стороны государства-агрессора началось «не сегодня». В частности, количество аккаунтов направленных на антиукраинскую пропаганду ресурсов составляет почти 7 миллионов человек. Примерно 70-80% их IP-адресов администрировались из Российской Федерации, а около 20% - с неподконтрольной украинским властям территории. Вражеская сторона активно использовала и использует в информационной войне фейковые персонажи, искусственно «накрученные» аккаунты, также применяют и так называемую «легальную разведку», собирая с помощью неосмотрительных пользователей интернета информацию, которая может быть использована против целостности нашей страны.

Ярким примером кремлевской дезинформации является освещение Россией трагедии пассажирского Boeing MH17, сбитого в небе Донецкой области в июле 2014 года. После того, как малайзийский Boeing 777 был сбит в Донецкой области, российские медиа начали распространять версии о уничтожен сепаратистами украинский транспортный военный самолет. Однако, как только стало известно, что именно россияне и подконтрольные им бандформирования сбили малайзийский авиалайнер, российские спецслужбы придумали фейк про «диспетчера Карлоса», который, как станет известно позже, оказался обычным преступником, которому россияне, вероятно, заплатили значительную сумму для распространения искаженной информации. Кремль сразу же распространил информацию о том, что катастрофа произошла по вине Украины, и что украинские военные на самом деле пытались сбить самолет президента РФ, который должен был лететь в том районе.

Ведущий-модератор:

Юрий, а что там с западными военными подразделениями, которые, якобы, размещены на территории Украины?

Юрий Федоренко:

Да, это отдельное направление российской пропаганды посвящено, якобы, действующим на территории Украины подразделениям военнослужащих стран Запада. Активно распространяются как в российском, так и иностранном сегменте сетей Интернет нарративы российской пропаганды о «участие войск НАТО и их потери в конфликте на Донбассе», «невидимую войну польских наемников», «американских наемников из частных военных компаний Blackwater и Greystone». Большая часть российских фейков базируется на сфальсифицированных фото - и видеоматериалах, которые распространяются и используются пропагандой РФ в российских и международных СМИ, включая «Russia Today», информационное агентство «ТАСС», сайт «Украина.Ru», издание «Вести», РИА «Новости», «The Telegraph», а также социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники». В Украине Россия пытается формировать видение ситуации с помощью пророссийских марионеток на телевидении и в соцсетях. Они выбирают какие-то маргинальные новости или выдумывают фальшивые. А потом пытаются их распространять, чтобы они попали в мейнстрим-новости.

Ведущий-модератор:

Спасибо, Юрий. Николай, а какова ситуация с отечественными информационными каналами и СМИ? Способны ли они на противодействие такой информационной агрессии?

Николай Голомша:

Украина впервые столкнулась с войной, которую не так легко распознать как стандартный вариант войны. Одним из терминов для ее характеристики оказался такой - гибридная война.

К сожалению, несмотря на почти 6 лет войны России против Украины, Украина продолжает во многом оставаться в российской информационной парадигме. В соцопросах более 4% респондентов отметили, что они получают информацию о ситуации в Украине и мире из российских телеканалов, каждый пятый украинец, который активно «черпает» информацию из социальных сетей, делает это из российских социальных сетей. Хотя, с одной стороны, это значительно меньше, чем украинские источники, но, с другой стороны, в абсолютном выражении - это около 1,3 млн. граждан Украины. Также есть тенденция к снижению доли тех, кто доверяет информации с украинских интернет-сайтов и социальных сетей. Вместе с этим с 33% до 38,5% выросла доля тех, кто считает, что в Украине слишком много прокремлевских пропагандистских СМИ.

Много украинских телеканалов с общенациональной сетью вещания повторяют и часто цитируют фразы-штампы российской пропаганды, транслируют украинскому обществу откровенно антиукраинские дискурсы, тем самым облегчают решение внешнеполитических задач страны-агрессора России в ее борьбе против Украины и за оболванивание украинского общества. Основные украинские телеканалы допускают к эфиру бывших регионалов, которые звучат в унисон московским «старшим братьям» по антиукраинской пропаганде и меркантильно обсуждают, как бы им снова дорваться до власти и дороже продать Украину Путину. Надо признать, что в самой Украине фактически не существует профессионального контрпропагандистского телевидения, которое могло бы профессионально и объективно доносить до миллионов наших граждан информацию о беспределе на временно оккупированных территориях, который творит Россия.

Ведущий-модератор:

Спасибо, Николай Ярославович. Олег, есть ли, по вашему мнению, какие направления сформировались в массиве информационной лжи, которую несут кремлевские СМИ?

Олег Марусяк:

Да, безусловно есть определенная система и отдельные направления этой лжи. В результате анализа российских новостных текстов, можно выделить следующие тематические блоки, которые интерпретируют процессы, происходящие на Востоке Украины в пророссийском ключе. Во-первых, в российских СМИ прослеживается четкая негативизация образа Украины, путем примитивизации украинской власти и армии, например: «Украина отправила на фронт 2 тыс. недоучених курсантов», «Украинские патриоты стреляют по школе и детскому саду», «СБУ опустилась до того, что преследует, даже, беззащитные семьи беженцев» («Сегодня»), «Киевская гуманитарная помощь: тетради с бомбами для Донецка» («Комсомольская правда»), «Украина сейчас показала, что может воевать с мирным населением» («НТВ»). Во-вторых, СМИ гиперболизируют антироссийские настроения в Украине, вызывая у россиян страх перед, по их мнению, радикальной и националистической Украиной, которая осуществляет наступление на русскоязычное население и русский народ в целом. В-третьих, прослеживается не только нейтрализация в СМИ роли РФ в конфликте, но и откровенное отбеливание роли России в конфликте на Донбассе, в частности, об этом свидетельствуют новостные ленты, вроде, «пенсии на Донбассе выплатят за счет России», «Россия согреет Украину» («Комсомольская правда»), «дальнейшее попытки игнорировать помощь со стороны России должна привести к распаду Украины» («Коммерсант»).

В этих сложных внешнеполитических условиях Украина также вынуждена прибегнуть к использованию методов ведения информационной борьбы, которые предполагают апеллирование к таким символам коллективного сознания нации как чувство патриотизма, собственного достоинства, чести и гордости, сплоченности перед внешним врагом.

В то же время, информационное противоборство между Украиной и Россией в условиях гибридной войны вызывает консолидацию граждан вокруг навязанной российской пропагандой в СМИ картинки. Это объясняется тем, что российская пропагандистская кампания проводится настолько агрессивно и интенсивно, что наоборот отталкивает от себя украинских зрителей, которые имели возможность на собственные глаза фиксировать фейки российских и пророссийских СМИ. То есть для россиян эта российская кампания сработала на поднятие рейтинга Владимира Путина, но странным образом для украинцев она подействовала наоборот, приведя к повышению чувства собственного достоинства.

Олесь Журавчак:

После фактического прекращения на Донбассе активной фазы боевых действий Украина оказалась в сложной ситуации: с одной стороны это уже не война, а с другой - это еще не мир. Для России это означает переход в новую фазу информационного противостояния. На смену открытой информационной агрессии пришли скрытые информационные мероприятия под маской минского перемирия. В рамках освещения военных действий на Донбассе, РФ использует широкий спектр методов гибридной войны. Среди них: «Кривое зеркало» - искажение и передергивание фактов и дискурсов; «спекуляции на истории», сущность которого заключается в «педалировании» дискуссионных моментов украинско-российской истории; «отрицание очевидного» - как метод создания видимости отсутствия агрессии со стороны РФ; метод «показательного миротворчества» - создание иллюзии того, что Москва мирно настроена и вовсе не причастна к конфликту сторона. Главная задача Москвы-постоянно подогревать донецкий анклав по типу режима в Приднестровье, Осетии, Абхазии или Карабахе. Бурная информационная экспансия Кремля на Донбассе заставила людей в контролируемых боевиками регионах безмолвно подчиняться установленной диктатуре. В непризнанных республиках возникли группы людей, которые не принимали позицию российских террористов, но выразить открыто свое мнение они не пытались - это угрожало их жизни. Задачей российской пропагандистской машины здесь является нивелирование таких групп путем создания доверия всего населения к пророссийским представителям власти и источникам информации.

Поэтому, предпосылок к тому, что после событий в Крыму и на Донбассе там вдруг наступит мирная жизнь - нет и быть не может. Информационная война будет продолжаться ...

Ведущий-модератор:

Да. Война будет продолжаться. Поэтому главный вопрос на сегодня - как Украина должна защититься от существующих информационных угроз? Каким образом и за счет каких действий?

Николай Голомша:

Чтобы получить преимущество в информационной войне, необходимо продвигать украинские ценности путем телерадиовещания - в том числе и на территорию страны-агрессора. Когда Украина начнет играть на информационном поле противника? Что помешало руководству Украины создать международное и национальное телевидение, по широте вещания аналогичное пропагандистском «Россия сегодня»? Когда в Украине откроются офисы Facebook и других крупнейших соцсетей? Необходимо организовать международное вещание адекватного и объективного «телевидения правды», для продвижения украинских ценностей и лоббирования интересов Украины за рубежом. Также необходимо наладить более тесный контакт с представителями российской оппозиции, которые находятся в странах G7, с украинской диаспорой за рубежом, проводить совместные межпарламентские, научные, информационные и другие меры, например, в Конгрессе США по лоббированию интересов Украины.

Это сложно для украинского бюджета, но без надлежащего финансирования информационную борьбу с Россией не выиграть. Россия ежегодно тратит сотни миллионов долларов на лоббизм своих интересов и на различные информационные диверсии, пропаганду войны, насилия и другого зла.

Олег Марусяк:

Бороться с этой «агрессией» сложно, поскольку Украина не тоталитарное страна: здесь свободное общество, интернет, мессенджеры и каналы, которые «физически невозможно закрыть». Поэтому в кратчайшее время Украина должна выстроить собственную информационную политику и систему информационной безопасности.

Юрий Федоренко:

Борьба на внутреннем информационном поле Украины должна дополниться активной наступательной украинской политикой в мировом информационном пространстве, а также формированием нашего влияния на медиапространство в самой России. Координацию таких действий должны осуществлять СНБО или офис Президента, которые имеют соответствующие полномочия. На масштабный информационный фронт должны быть мобилизованы лучшие национальные кадры. Мы просто не имеем права оставить продолжающуюся семь лет информационную агрессию без мощного медийного контрудара.

Олесь Журавчак:

Здесь усматривается несколько направлений.

Во-первых, создание надежной системы информирования украинской и зарубежной аудитории - восстановление ретрансляционных пунктов для передачи сигнала на оккупированную территорию, развитие украинской системы иновещания. Этим Министерство культуры и информационной политики уже занимается, но недостаточно быстро.

Во-вторых, сделать защиту украинского интернет-ресурса приоритетным на государственном уровне. Ведь интернет - после традиционного телевидения и радио - все увереннее становится основным средством информирования общественности. Более того, события информационной войны в Украине впервые продемонстрировали применение спецслужбами России подразделений хакеров и групп «троллей».

В-третьих - системное восстановление деятельности зарубежных культурно-исторических центров.

В-четвертых - создание качественного украинского информационного продукта, который бы положительно отражал украинскую действительность, демонстрировал достижения в политике, рассказывал бы о традициях и культуре нашего народа.

В-пятых-для поддержания международного имиджа Украины крайне необходима тесная связь с зарубежными общественными институтами, такими как зарубежные диаспоры, информационные центры, землячества ...

Одним словом, информационная политика Украины требует срочных изменений, от которых будет зависеть дальнейшая судьба нашей государственности.

Ведущий-модератор:

Спасибо! Подводя итог хочу подчеркнуть тот факт, что отсутствие адекватной системы защиты информационного пространства страны делает Украину беззащитной перед кремлевской дезинформационной агрессией России.

Вполне очевидно, что только взвешенная государственная реакция на информационные наступательные действия против Украины, четко выстроенная система защиты информационного пространства, активные информационные наступательные атаки на нашего врага способны обеспечить преимущество в борьбе за мир и независимость Украины.

Еще раз хочу поблагодарить всех экспертов, участников нашего сегодняшнего разговора.

Мы победим!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии