Илья Витюк: "Главная задача троллей - инициировать в сети информационную волну на заданную тематику"

Как организуются информационные операции против Украины? Где и на каких условиях находят исполнителей? Как отличить ботофермы и троллефермы, и чем они опасны? Кто стоит за политическими телеграмм-каналами и возможно ли блокировать их работу?

Об этом и многом другом в большом интервью "Цензор.НЕТ" рассказал Илья Витюк, начальник управления, Департамент кибербезопасности СБУ.

Главная задача троллей-инициировать в сети информационную волну на заданную тематику, к которой массово присоединятся реальные пользователи, которых профессиональным жаргоном россияне называют пушечным мясом, - Илья Витюк, начальник управления, департамент кибербезопасности СБУ 01

"ЕСЛИ ВЫ ВИДИТЕ ИНФОРМАЦИОННУЮ АТАКУ, ТО ЭТО ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ВЫ НЕ ВИДИТЕ ОСТАЛЬНЫХ МЕР"

- На форуме "Украина 30. Культура. Медиа. Туризм " вы рассказали о специальных подразделениях спецслужб Российской Федерации, которые работают исключительно по Украине и сконцентрированы на проведении специальных информационных операций, в частности подрывного характера. Спецслужба имеет возможность предотвращать такие операции или реагируете уже после того, как они стартуют?

- Конечно, основная наша задача-предупреждение возникновения тех или иных угроз государственной и национальной безопасности. Поэтому мы пытаемся блокировать любые негативные информационные воздействия, среди которых – информационные операции, еще на начальных этапах их развития. Приоритет именно на получении упреждающей информации. Постоянно осуществляется анализ оперативной обстановки на определенных направлениях, выявляются признаки и факты подготовки информационных атак.

Информационная операция-это самый сложный вид воздействия. Они всегда многослойны. Противником четко оцениваются точки входа в информационное пространство, механизмы распространения в социальных сетях, электронных СМИ и других ресурсах, необходимых эмоциональные окраски. Сначала могут быть какие-то фейковые вбросы лишь для того, чтобы проанализировать, как общество воспримет определенную тему и в дальнейшем операция будет более изощренной, подстроенной под конкретную задачу.

Обычно в Украине под информационными операциями ошибочно понимают любой медиавкид негативного содержания. Блогеры замечают его и считают, что раскрыли огромный информационный заговор. Также под информационными операциями противника часто понимают обычную массовую пропаганду. Хотя, на самом деле, собственно пропаганда является довольно примитивной, в отличие от информационных операций, которые иногда напоминают настоящее искусство.

В целом существует с десяток различных видов информационного воздействия, поэтому нужно различать пропаганду, информационные операции, психологические операции, дезинформацию, кибератаки и другие влияния, поскольку каждый из них имеет свой алгоритм, формы и методы реализации.

Информационная операция-это всегда комплекс мероприятий. Если вы видите информационную атаку, то это означает, что вы не видите остальных мер.

- Какова цель таких операций?

- Изменение поведения социальной группы, на которую направлена операция. Это либо побуждение к каким-то действиям, их корректировка, либо, наоборот, делается все, чтобы определенные действия не были совершены. Над этим работают целые научно-исследовательские институты, разрабатывающие соответствующие нарративы. Они могут носить как почти нейтральный характер для более умеренного "широкой общественности", так и специфический открыто агрессивен для определенных социальных групп.

Опыт противодействия информационным операциям показывает, что преимущественно они планируются и организуются из-за границы, но с опорой на имеющиеся оперативные позиции и возможности в стране, где проводится операция. Это как легальные позиции (дипломаты, СМИ, лидеры общественного мнения), так и нелегальные (агентурный аппарат спецслужб). Обычно российские информационные операции отличаются тем, что они планируются и реализуются в рамках единого замысла и единого стратегического нарратива, отличаясь лишь формами и методами реализации, а также выбором целевой аудитории.

Но непосредственные исполнители часто живут в Украине, что позволяет нашей службе разоблачать конкретных лиц, сети ботоферм или тролеферм и применять к ним меры, предусмотренные действующим законодательством.

– Можете привести примеры информационных операций?

– Например, долговременная информационная операция, как правило, сопровождает процесс обмена пленными. Она может начаться задолго до начала самого обмена, еще на этапе переговоров. В таком случае непосредственным объектом операции будет президент Украины и другие лица, касающиеся процесса обмена.

- Какие здесь нарративы могут использоваться?

- Общие. Например," упадочная экономика"," неэффективные государственные институты " и др. То есть, будет подогреваться общество таким образом. А ближе к процессу обмена могут применить нарративы, вроде того, что власть слаба, или специально все затягивает. Во время процесса могут возникнуть какие-то казусы, которые срывают обмен, будут подчеркнуты или выдуманные ложные действия конкретных ответственных лиц . А после проведения обмена будет публично подчеркиваться, что там что-то прошло негативно, что в дальнейшем не будет обменов из-за тех или иных действий. Это сама та многослойность, о которой я говорил. Берется реальное событие, выгодно связывается с теми или иными политическими, социальными процессами, и, там где необходимо, "навешивается" то, чего на самом деле не было.

В таких операциях отрабатывается даже лексика, которая должна использоваться в конкретных сообщениях, учитывая, кто потребитель этого контента. Это функциональная задача конкретных подразделений, которые занимаются проведением информационных операций в отношении противника. Есть такие и в Российской Федерации. Это вполне естественно для всех наступательных спецслужб стран мира, претендующих по крайней мере на региональное доминирование.

Ситуация, в которой мы оказались, ухудшается еще и тем, что в РФ есть в том числе Всероссийская государственная телерадиокомпания (ВГТРК). То есть, значительное количество медиа-ресурсов, включая телеканалы и радиокомпании, находятся под государственным управлением. Влиять на них и контролировать значительно проще. Там есть представительство спецслужб и идет соответствующая координация. Но и без этой координации, к сожалению, многие вещи происходят уже сами по себе.

– Имеете в виду, что люди верят тому, что в них уже "заложено"?

– Да, и им уже не надо задания или зарплата от спецслужб. Конечно, распространения нужной информации "подогревается" не только на территории Российской Федерации, а по всему миру благодаря интернету. Возвращаясь к вашему первому вопросу по предупреждению таких кампаний, могу добавить, что когда мы получаем оперативную информацию о том, что они будут проводиться, можем заранее подготовиться. Также учитываем мировые тенденции. Такие, например, как вакцинация. Мы можем предполагать, что поскольку разработан российскую вакцину, может быть и соответствующая информационная операция. О том, какие плохие западные вакцины и какая надежная российская, "чипирование населения" и тому подобное. И ставить уже определенные блоки, работая на опережение.

Конечно, есть вещи, которые мы" ловим", когда они уже происходят, или и вынуждены уже работать с последствиями. Это абсолютно нормально. Ведь Украина пытается соответствовать принципам демократических обществ. А граница между свободой слова и противодействием информационным операциям тонка, и ее перейти очень просто. И это сразу будет негативно воспринято как обществом, так и западными партнерами. Поэтому иногда мы бы и могли работать на опережение, но нам этого не позволяет законодательство и здравый смысл в соответствии с теми нормами, которые господствуют в нашем обществе.

Если к примеру сравнить нас с Китайской народной республикой, то там по-другому подошли к этому вопросу. Там работает "Великий китайский фаервол".

- Система фильтрации содержимого интернета?

– Да, своего рода система защиты в интернет-пространстве. Там, например, не работает Facebook, WhatsApp. Они таким образом защищают себя в том числе от Соединенных Штатов Америки и от их возможного влияния, в том числе и от информационных операций. У них есть свои аналоги. Вместо Facebook WeChat, вместо WhatsApp – WeChat. Довольно производительные сети. С помощью них, кстати, вы можете заказать кофе, получить права или оформить кредит. Они значительно расширили функционал и заменили таким образом для общества некоторые социальные сети и мессенджеры, получив при этом значительный уровень контроля.

Кроме того, там значительные средства выделяются на оснащение провайдеров и обеспечение работы сети, через которую идет интернет, чтобы невозможно было использовать VPN.

- Объясните читателям, что такое VPN.

- Если объяснить простыми словами, то это программа, которая позволяет изменять IP-адрес. Например, можно сделать так, что ваше устройство будет показывать, что вы находитесь в Швейцарии. Таким образом, вы можете обойти ограничения, которые установлены в Украине, например, зайти на российские интернет-ресурсы "Одноклассники", "ВКонтакте" и тому подобное.

Для того, чтобы так не делали в Китае, там работают специальные системы мониторинга данных, которые отслеживают, что человек пользуется VPN. Во-первых, за это предусмотрена ответственность. Во-вторых, это также блокируется.

– Административную или уголовную ответственность?

- В зависимости от ситуации, но она предусмотрена, и большинство людей не рискуют. Я не провожу аналогии. Но с точки зрения противодействия информационным операциям и определенным информационным воздействиям такая система значительно эффективнее, чем наша. У нас все открыто.

Более того, таких ресурсов, как Telegram, там просто нет. Мы сейчас телеграмм-каналы контролировать не можем. Потому что серверы Telegram могут находиться где угодно( за пределами Украины), доступа к ним у нас конечно нет. Влиять через национальных поставщиков информационных услуг мы иметь не можем, потому что такой ресурс у нас в стране не запрещен. А если бы и был, то с помощью VPN все равно можно было бы получить к нему доступ.

"РОССИЙСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕЛЕГРАММ-КАНАЛЫ ПРЕДОСТАВЛЯЮТ РАСКРУТКУ ТЕМ ТЕЛЕГРАММ-КАНАЛАМ, КОТОРЫЕ ПОТОМ РАБОТАЮТ В УКРАИНЕ"

-А как при таких условиях удается бороться с телеграм-каналами с деструктивным контентом?

- Мы направляем письма в администрацию Telegram, объясняя относительно того или иного деструктива, который несет определенный канал, с требованием его заблокировать. Реакции почти никогда нет. Исключения составляют телеграмм-каналы, через которые распространяются наркотики, оружие.

- В киберполиции мне рассказывали, что блокируют по обращениям и телеграмм-каналы, распространяющие детскую порнографию.

- Да, но такой контент они и самостоятельно блокируют. Там это отслеживают и реагируют. Если поступают жалобы от потребителей или уполномоченных структур, то реакция может быть быстрее.

Но все, что касается именно противодействия негативной российской пропаганде, дезинформации, различным фейковым вбросам с дестабилизационной целью, не получает соответствующего реагирования.

- Почему?

- Разработчик и владелец Telegram – русский Павел Дуров. Несколько лет назад в России активно говорили о запрете такого ресурса. Там было создано несколько мощных, с солидной аудиторией телеграмм-каналов, которые имели определенное влияние. Их все читали, поскольку они распространяли инсайды из Кремля. Тогда и начала развиваться тема запрета.

После этого, по информации, которую мы имеем, Павел Дуров приезжал в Российскую Федерацию, и вопрос о запрете Telegram перестал подниматься.

Интересно, что российские политические телеграмм-каналы часто предоставляют раскрутку тем телеграм-каналам, которые потом работают в Украине и имеют деструктивный контент. Если мы возьмем такие телеграмм-каналы, как "Резидент", "легитимный", то когда они здесь еще были никому не известны, ссылка на них была именно с российских телеграмм-каналов. В дальнейшем их раскручивали либо уже установленные нами медиа-ресурсы, на которые имеет определенное влияние Российская Федерация, либо те, которых мы подозреваем. Они также размещали те или иные ссылки, и со временем такие телеграм-каналы приобрели популярность. Потому что создать телеграм-канал довольно просто, это займет у вас минуту. Вопрос в том, какой будет аудитория и каким образом ее завоевать. Для этого он должен стать известным и там должен быть соответствующий контент. Это те вещи, которые могут предложить спецслужбы, поскольку владеют информацией.

- А как его раскрутить?

– Здесь используются агенты влияния, которые сами могут не распространять ни одного деструктивного контента, а быть просто оппозиционным медиа-ресурсом или даже не оппозиционным. В издании может работать вообще один такой журналист, который в определенной ситуации даст толчок какому-то телеграм-каналу.

– В самом медиа-ресурсе или на своей странице в социальных сетях?

– В информационных операциях всегда используются разнообразные пути, чтобы максимально донести определенный контент.

- Если вы не можете блокировать телеграмм-каналы, какие еще есть пути противодействия? Они продолжают работать?

Определенные аспекты нашей деятельности я не могу раскрывать. В любом случае мы можем действовать исключительно в рамках закона. Мы осуществляем контрразведывательную, оперативно-розыскную деятельность и приобщены к уголовно-процессуальной деятельности.

Наиболее громким из последних кейсов стало разоблачение Службой безопасности масштабной агентурной сети, участники которой по заказу спецслужб Российской Федерации с использованием ряда телеграмм-каналов осуществляли распространение определенного информационного контента. Речь идет о каналах "Легитимный", "Резидент", "Картель", "Черный квартал" и ряд других менее известных. По выводам лингвистически-психологической экспертизы, материалы, которые распространяли в телеграм-каналах, были направлены на создание панических настроений, обострение и дестабилизацию общественно-политической и социально-экономической ситуации. Ключевой задачей исполнителей была дискредитация органов государственной власти, влияние на государственную политику, искусственное создание социального напряжения и протестных настроений среди граждан.

- А где находились администраторы, тоже в России?

– Установлено, что "главным менеджером" агентурной сети является одессит, один из организаторов массовых беспорядков во время одесскому "Антимайдану". Сейчас он в розыске, и по нашей информации находится в Приднестровье. У него есть две сообщницы, которые находились в Украине и которым объявлено подозрение по статье 111 (государственная измена) Уголовного кодекса Украины.

Он лично администрирует 12 телеграмм-каналов, общается с заказчиками материалов, отчитывается российским кураторам о проделанной работе и согласовывает возможность размещения заказных материалов. Стоимость размещения публикаций составляет от нескольких сотен в региональных и до 25-30 тысяч гривен на всеукраинских каналах.

Служба безопасности Украины уже идентифицировала 50 заказчиков, которые перечислили средства за публикацию материалов. Проверяется их причастность к противоправной деятельности в ущерб информационной безопасности государства.

Установлено, что спецслужбы России позволили участникам сети самостоятельно организовать механизм монетизации. Транзакции проводили через сеть сообщников, которые открыли счета в украинских банках для получения "гонораров" за публикацию заказных материалов. Затем исполнители конвертировали деньги в валюту и переводили в непризнанную "ПМР", Молдову или Россию.

То есть, ведется определенная работа, когда мы имеем конкретную информацию относительно осуществления определенными лицами противоправной деятельности. Тогда мы можем уже приобщить весь арсенал гласных и негласных мер для документирования противоправной деятельности.

Мы можем задокументировать, что есть конкретная задача, которая реализуется через определенный телеграм-канал, а во время обыска – найти доказательства администрирования.

Если же мы просто имеем название телеграмм-канала и не установили администратора, а это довольно сложно, то можем писать обращение на Telegram, как я уже говорил, сообщать обществу о том, что такой телеграм-канал проводит деструктивную деятельность.

Главная задача троллей-инициировать в сети информационную волну на заданную тематику, к которой массово присоединятся реальные пользователи, которых профессиональным жаргоном россияне называют пушечным мясом, - Илья Витюк, начальник управления, департамент кибербезопасности СБУ 03

"СКАНДАЛ И ПРОТЕСТНЫЕ АКЦИИ В НОВЫХ САНЖАРАХ-СПЛАНИРОВАННАЯ ОПЕРАЦИЯ КРЕМЛЯ И ПРОРОССИЙСКИХ СИЛ"

- Что нужно изменить в законодательстве, чтобы вы действовали более успешно?

- В целом спектр нужных для этого законодательных изменений достаточно широк. Начиная от законодательного определения понятий "дезинформация", "пропаганда", "негативное влияние" и введения административной или уголовной ответственности за ее распространение до четкого взаимодействия, разграничения ответственности, прав и полномочий правоохранительных органов, ВСУ, органов власти, а также общества в сфере противодействия пропаганде и негативным информационным влияниям.

На стратегическом уровне крайне необходимо определить и выбрать наиболее приемлемую для нашего общества форму государственно-гражданского партнерства в этой сфере, что на порядок усилит способности Украины по противодействию информационным угрозам и уменьшит наши уязвимости. Так, следует усилить и детализировать законодательное обеспечение гражданско-государственного партнерства в сфере безопасности. У наших соседей в Балтии есть хорошие примеры. Также есть хороший пример польской контрразведки ABW, которая предлагала в Доктрине информационной безопасности создать среди специально обученных граждан очаги Информационного сопротивления. Ведь в Украине как нигде наработан огромный опыт деятельности гражданских структур, негосударственных институтов, волонтеров и интернет-активистов в сфере противодействия враждебной пропаганде и дезинформации. Это также наш очень важный и весомый ресурс, который следует приобщить к общей системе национальной безопасности.

На тактическом уровне не хватает целого ряда норм права, которые бы давали возможность быстро реагировать и блокировать деструктивные ресурсы и сообщения по решению суда и, хотя бы на некоторое время, до рассмотрения дела в суде в случае критических угроз.

Поскольку Украина придерживается всех стандартов демократического общества, часто трудно быстро собрать доказательную базу и оперативно блокировать каналы распространения фейков, направленных на нанесение вреда информационной безопасности. А это может привести к дестабилизации общественной обстановки. Вспомним скандал и протестные акции в новых Санжарах, связанные с размещением ковид-инфицированных. Доказано, что это была спланированная операция Кремля и пророссийских сил, которые через четко организованы и таргетированные на жителей региона сообщения в мессенджере "Вайбер" и социальных сетях пытались дестабилизировать ситуацию в отдельном регионе. В таких случаях промедление даже на сутки может привести к непоправимым последствиям.

Поэтому мы надеемся, что в условиях гибридной агрессии РФ против Украины законодатель даст нам эффективные инструменты предотвращения подобных случаев.

- Сейчас создается Центр противодействия дезинформации. Планируете с ним сотрудничать? Есть какие от него ожидания?

- Конечного видения, как он будет работать, еще нет. Одно дело, если это будет определенная координационная роль всех субъектов, приобщенных к борьбе с информационной агрессией и дезинформацией в частности. Эффективность такой конструкции, как по мне, под вопросом. Логичнее было бы, чтобы эта структура занималась, во-первых, глубоким изучением тех вопросов, которые дают возможность в принципе дезинформации циркулировать в украинском обществе. Это должна была и научно-исследовательская работа и по разным прослойкам общества. Чтобы понять, какая информация воспринимается и почему.

Это должна быть структура, которая будет заниматься разработкой и внедрением инструментария для борьбы с дезинформацией, основываясь на мировом опыте. Возможно, даже, своего рода, лоббизмом его. То есть, будет анализировать общую картину того, что происходит в обществе, изучать эти процессы и предоставлять соответствующие предложения по модернизации законодательства. И не только в части противодействия, но и совершенствования в тех болезненных местах, которые позволяют информационной агрессии развиваться.

- Или станет репрессивным органом, который будет воевать со СМИ.

– Правильно. Без той или иной формы взвешенного контроля медиа и интернет-пространства в современном мире уже не обойтись. Тем не менее, это не должно быть в разрез принципам демократии и свободы слова.

- Расскажите, пожалуйста, на примерах, какие информационные кампании по дестабилизации ситуации в стране спецслужбе удалось предотвратить?

- В целом в таких случаях я отвечаю, что успешными примерами публично хвастаться не следует, поскольку противник может понять, как именно его обошли.

Ведь главная задача службы, как я уже говорил, это предотвращение и профилактика правонарушений. Когда это удается – общество не знает о том, что ему угрожало. Если нет – мы все видим или чувствуем, что против нас проводится информационная операция, и мы являемся объектом деструктивного влияния.

Тогда служба занимается непосредственно противодействием проведению против Украины специальной информационной операции и нивелированием ее последствий, которые направлены на подрыв конституционного строя, нарушение суверенитета и территориальной целостности страны, обострение общественно-политической и социально-экономической ситуаций.

В информационном пространстве продолжается постоянная круглосуточная война и" боевые " действия. В частности, нам удается эффективно противостоять попыткам дестабилизации ситуации в стране с использованием этнического, религиозного и межконфессионального факторов. Общеизвестные факты разоблачения нами провокаторов, которые действуют от имени польской или венгерской стороны в западных областях Украины и совершают провокационные акции с целью эскалации конфликтов и напряженности в приграничных регионах.

Постоянно осуществляется противодействие информационным вбросам и фейкам на этом направлении, блокируются источники распространения деструктивной информации. Очень активно враг работает для раздувания межконфессиональной вражды, провоцирования конфликтов в Украинской православной церкви и между различными патриархатами. Долгое время мы успешно противодействуем попыткам позиционировать Украину на международной арене как площадка или базу, где якобы осуществляется подготовка разного рода боевиков, наемников или даже террористов. К осуществлению таких провокаций и атак присоединяются, к сожалению, не только Российская Федерация, но и некоторые другие сопредельные страны.

В течение 2020 года мы остановили работу около 3 тыс. веб-ресурсов, которые использовались с преступной целью, было заблокировано более 2,5 тыс. сообществ с более чем миллионной аудиторией нейтрализован 21 ботоферму общей мощностью свыше 60 тыс. ботов.

– Как подбирают исполнителей для информационных операций? На каких условиях их вербуют?

- Следует различать исполнителей одноразовых и постоянно действующих. Одноразовых часто используют вслепую. Кроме того, это дешевле. Постоянно действующим исполнителям также обычно доверяют узкий сегмент деятельности в цепи реализации операции.

Исполнителями могут быть очень разные люди. Это и так называемые "журналисты", блогеры, различные корреспонденты, которые финансируются силами, аффилированными с Кремлем. Чаще всего это сторонники российской идеологии или откровенные украинофобы, а иногда и просто не чистые на руку люди.

Что касается вербовки – то это тонкое дело, и оно не выглядит как в кино. Человеку просто предлагают заняться тем, что он и так хотел бы делать по каким-то своим личным мотивам. Социальный статус не имеет значения, важна закомплексованность, амбиции, жадность, желание мести. Это есть в каждой социальной нише.

Если речь идет о РФ, то она не жалеет средств на оплату работы исполнителей. Другое дело, что значительная часть этих средств остается в руках многочисленных посредников.

– Вы сказали, что одноразовых исполнителей используют вслепую. То есть другие участники информационных операций хорошо осознают, на что нацелены их действия?

– Исполнителей, как правило, используют вслепую, потому что их поведение должно быть искренним. И картинка лучше получается, и посредник может себе деньги присвоить. Иногда предлагают фальшивую цель, иногда выдумывают конспирологический мотив, иногда посредники выдают себя за союзников ("операции под чужим флагом").

Если речь идет о деятельности в информационном пространстве-публикация, распространение соответствующих материалов или формирование конкретных месседжей и нарративов, — то человек скорее осознает (или по крайней мере догадывается), в чьих интересах он действует. Впрочем, спектр применения РФ различных прокси-сил настолько широк (от политических сил и финансово-промышленных групп в отдельных популярных блогеров или местных активистов), что доказать и задокументировать настоящего заказчика или организатора информационной кампании довольно трудно и возможно лишь в ходе проведения соответствующих негласных мероприятий и следственных действий.

К тому времени человек может себя успокаивать, что ничего деструктивного или неправомерного он не осуществляет, а просто зарабатывает деньги или выполняет какой-то коммерческий заказ.

Конечно, существуют сети или группы так называемых конфидентов, которые получают денежное вознаграждение на постоянной основе и полностью осознают, в чьих интересах они работают в информационном пространстве.

– Сколько привлечено к ответственности участников и организаторов таких кампаний?

– В течение 2020 года Службой безопасности Украины возбуждено более 50 уголовных производств по различным статьям Уголовного кодекса Украины (109, 110, 111, 161 УК), 40 лиц привлечено к уголовной ответственности за распространение деструктивной антиукраинской пропаганды и подрывной деятельности в информационной сфере, 32 человека осуждены, 158 иностранцам, причастным к пропаганде сепаратизма в интернете, запрещен въезд в Украину.

– Участвуют в таких операциях политологи? Привлекаете их к ответственности? Скольким из них предъявлено подозрение?

- Политологи, лидеры общественного мнения и различные эксперты, конечно, приобщаются к такой деятельности. Они в основном действуют в формате "мягкой силы" (soft power), ненавязчиво (а иногда настойчиво) транслируя аудитории общий стратегический нарратив влияния, формируя соответствующую карту представлений аудитории и причинно-следственных связей различных событий так, чтобы аудитория имела упрощенное, но целостное представление о том, что происходит вокруг.

Их задача — это интерпретация фактов и событий в выгодном для противника свете. Эксперты обычно очень осторожно высказываются, чтобы их деятельность не подпадала под действие Уголовного кодекса. Вражеская пропаганда маскируется под "свободу слова", "альтернативную точку зрения" или "политическую агитацию" во время выборов.

Конечно, СБУ держит таких спикеров в поле зрения и реагирует в соответствии с действующим законодательством Украины.

Недавно Служба безопасности сообщила о подозрении военно-политическому "эксперту", причастному к подрывной деятельности в интересах российских спецслужб. Подозрение сообщено по двум статьям Уголовного кодекса Украины: ст. 111 (государственная измена) и ст. 161 (Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам). Было установлено, что по заданию кураторов киевлянин создал сеть, в которую входили несколько веб-ресурсов (группы в социальных сетях, youtube-каналы) и отдельные блогеры, которые финансировались из РФ. На этих ресурсах пропагандист распространял заказной контент, в частности от своих координаторов из российского " Первого канала "и агентства"News Front".

- В последнее время увеличилось количество самоубийств среди подростков. Знаю, что расследование по этим делам проводит Нацполиция, но хотела спросить о другом. Нельзя ли все эти случаи, если посмотреть на проблему комплексно, отнести к кампании по дестабилизации ситуации?

- Мы пока не фиксировали данных о том, что здесь есть какая-то связь со спецслужбами других государств.

Главная задача троллей-инициировать в сети информационную волну на заданную тематику, к которой массово присоединятся реальные пользователи, которых профессиональным жаргоном россияне называют пушечным мясом, - Илья Витюк, начальник управления, департамент кибербезопасности СБУ 04

"УЖЕ ЕСТЬ ДАННЫЕ, ЧТО ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ МОЖЕТ УПРАВЛЯТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ БОТОВ"

- Что такое ботофермы и фабрики троллей? Имеют ли они какие-то признаки, чтобы их можно было распознать в социальных сетях?

– Под ботофермами, как правило, понимают совокупность аккаунтов в социальных сетях, которые распространяют информацию по общедоступных или закрытых сообществах, осуществляющие автоматическую комментирования публикаций и деятельность которых подпадает под признаки скоординированной неавтентичної поведения.

Ботофермы различить довольно просто. Чаще всего это почти пустые аккаунты. У них нет своих публикаций, они никогда ничего не пишут от себя, отсутствуют личные фото. И еще одна характерная черта – они никогда не отвечают на комментарии о них.

- Как это в целом работает?

- Есть определенное оборудование. Так называемые сим-банки, куда вставляется определенное количество сим-карт, также серверы и программное обеспечение. Один человек может управлять одновременно десятками аккаунтов. В некоторых странах, в частности РФ, пошли дальше. Разработаны соответствующие программные продукты, которые позволяют управлять активностью ботов. Кстати, сейчас уже есть данные, что искусственный интеллект может управлять деятельностью ботов, обеспечивает практически "живое" общение ботов с реальными людьми. Однако пока мы не видим признаков использования этой технологии РФ против нас.

– А чем отличается тролеферма?

- Троллефермы-более сложная структура, которая имеет свою иерархию. Там работают живые люди. Самое высокое звено-это те, кто пишет посты, выступает с "экспертным" мнением, инициирует дискуссии и задает направления обсуждения. Как правило, они лично пишут тексты на заданную заказчиком тему, согласно утвержденным методическим рекомендациям. Но вы в них не найдете общих друг с другом фраз и слов. Разве что эмоционально окрашенные маркеры, такие как" тарифный геноцид"," киевская власть"," каратели " и тому подобное. Опять-таки, демаскирующим признаком таких троллей является совпадение месседжей и времени поднятия того или иного вопроса.

Ниже в иерархии есть исполнители, которые распространяют сообщения первых, добавляя свои слова и активно отвечая на комментарии пользователей, чтобы поддерживали публикацию в ленте новостей. Самым низким звеном являются люди, осуществляющие позиционное комментирование. Как правило, они распространяют заранее прописанные для них (10-20 вариантов) комментариев и неохотно дискутируют. На более или менее серьезный вопрос по теме ответить они несостоятельны.

Главная задача троллей — инициировать в сети информационную волну на заданную тематику (или волну "флуда" или "флейма"), к которой массово присоединятся реальные пользователи, которых на профессиональном жаргоне россияне называют "пушечным мясом".

Но бото-или троллефермы не опасны сами по себе. Их потрясающую эффективность обеспечивает то, что почти все сегменты бото - и тролеферм (если мы говорим о россии) является функциональной составляющей российских автоматизированных комплексов мониторинга сети Интернет с скрытыми функциями влияния на процессы в среде социальных сетей. Так, в РФ действуют системы мониторинга компаний "Крибрум", "Медиалогия", "Квант", "Бастион", "Brand Analytics" и др.. Количество автоматизированных бот-аккаунтов, которые действуют по всему миру, только в системе "Крибрум" составляет более 100 млн аккаунтов.

Такое сочетание позволяет реализовать опасную технологию влияния на пользователей социальных сетей, так называемый "астротурфинг" - имитацию широкой общественной поддержки определенных идей, мнений, месседжей, а также лиц или политических сил. Астротурфинг позволяет создать фейковое общественное мнение или интерпретацию события, которое пользователи сети Интернет будут воспринимать как настоящее и действовать согласно ему.

Наличие таких систем позволяет РФ в комплексе на основе мониторинга контента в интернете и аналитической обработки "больших данных" обнаруживать уязвимости противника, планировать, осуществлять и корректировать собственные информационные атаки, а также отслеживать их эффективность и результативность.

Главная задача троллей-инициировать в сети информационную волну на заданную тематику, к которой массово присоединятся реальные пользователи, которых профессиональным жаргоном россияне называют пушечным мясом, - Илья Витюк, начальник управления, департамент кибербезопасности СБУ 05

- Какие еще функции в сфере информационной безопасности государства выполняет управление и департамент?

- Департамент кибербезопасности (ГКИБ) имеет несколько основных направлений работы. Кроме противодействия информационной агрессии, это защита информационно-транспортных систем органов государственной власти и управления как от вмешательства спецслужб иностранных государств, так и отдельных преступных организаций и лиц.

Также, мы сопровождаем процессы цифровой трансформации государства. Мы просчитываем на будущее, какие проблемы могут возникнуть у той или иной системы, которая только строится, оцениваем и предоставляем рекомендации относительно уровня ее надежности и защищенности от потенциальных вмешательств, в том числе и иностранных спецслужб. Проводим проверку людей, вовлеченных в эти процессы, чтобы минимизировать риски.

Учитывая стремительную информатизацию общества, рост удельного веса ИТ-сектора во всех сферах жизни, наше подразделение часто занимается такими вещами, которые, казалось, должны быть в сфере компетенции экономических подразделений, потому что сейчас, по большому счету, все переходит в цифру. Возьмем в качестве примера те самые "налоговые скрутки". Налоговый блок, в Единый реестр налоговых накладных, туда подается информация, которая не соответствует действительности, и это становится основанием для того, чтобы определенные предприятия уклонялись от уплаты налогов или незаконно получали бюджетное возмещение. В зависимости от настроек системы это можно сделать либо легко, либо чрезвычайно сложно.

Аналогично, если мы возьмем земельные махинации, то любые незаконные изменения границ участка, незаконные выделения земли и т. д невозможны без внесения сведений в Национальной кадастровой системы.

Ни один рейдерский захват невозможен, если не внести определенные данные в государственные реестры, администрируемые Министерством юстиции.

Различных электронных реестров, кстати, у нас более трех сотен и почти везде есть проблемы.

То есть, все в той или иной степени крутится вокруг функционирования соответствующей информационно-транспортной системы (ИТС).

Хотел бы отметить существенные положительные изменения в этом направлении благодаря эффективному функционированию Министерства цифровой трансформации, которое осуществляет координацию и стратегическое регулирование процессов создания и модернизации государственных ИТС.

Раньше все было на бумаге. Сейчас переходит в цифровую плоскость и если не понимать механизмов, как это работает, то, во-первых, невозможно выстраивать конструкцию эффективного противодействия, во-вторых, провести полноценное расследование в случае совершения преступления.

- Преступники давно все поняли…

- Без понимания не может работать ни одна глобальная преступная схема. Или у тебя должны быть люди, которые фактически являются программистами. Ведь тебе нужно понимать, каким образом обойти систему. Например, налоговая служба работает над тем, чтобы исключить функционирование "скруток", и мы им в этом помогаем.

- Но ведь их удается организовывать. За счет чего?

- Два варианта. Или у тебя есть источник в налоговой. То есть тот, кто глубоко знает, как работает система и какие могут быть пути для ее обхода. Или снимаеш кіберфахівців, которые тестируют систему, пробуя разные способы, как ее обмануть. Постоянно ищут что-то новое, но и мы работаем вместе с коллегами из налоговой. Через инициированную нами изменение алгоритма работы системы мониторинга и контроля, оценки рисков ГНС в прошлом году в бюджет государства поступило дополнительно более 30 млрд грн. Никто не говорит, что "скрутки" и схемы уклонения от уплаты налогов на 100% ликвидирован, они есть в любых странах. Но то, что у нас есть нисходящая тенденция по сравнению с прошлым периодом, – это однозначно. Это именно благодаря процессам цифровой трансформации, которые осуществляются в государстве.

Нами нарабатываются и другие программные решения, которые позволят прекратить или по крайней мере минимизировать преступные схемы в различных отраслях экономики. Поэтому таких "цифровых" побед впереди еще много.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии