• Главная
  • «Для переселенцев наступил этап подведения итогов», - Яна Любимова
12:41, 29 июля

«Для переселенцев наступил этап подведения итогов», - Яна Любимова

Секретарь Совета ВПЛ при Луганской облгосадминистрации Яна Любимова, которая шесть лет назад была вынуждена покинуть родной город Стаханов (после декоммунизации - Кадиевка), является одной из тех, кто нашел силы двигаться вперед, помогая землякам, которые оказались в трудных жизненных обстоятельствах.

Сегодня, по мнению общественной деятельницы, переселенцы уже осознают, что «период ожидания» закончился, и делают выбор, как и где жить дальше, - сообщает "Газета Донбас Інформ".

«Для переселенцев наступил этап подведения итогов», - Яна Любимова, фото-1



Потерпеть не получится

- Что изменилось в настроениях переселенцев за семь лет российской агрессии на Донбассе?

- Если говорить о 2014-м с позиции настоящего, то, несмотря на ужас обстрелов и вынужденного переселения, в чем-то тогда было легче. Нам казалось, что ситуация имеет определенный срок, следует лишь напрячься, пересидеть, перетерпеть плохие бытовые условия, и вскоре все наладится: мы сможем вернуться домой. Сейчас, когда прошло 6-7 лет, наступила фаза подведения первых итогов. Мы стоим у серьезного барьера, потому что понимаем, что с решениями медлить больше нельзя, потерпеть не получится. Нужно жить сейчас!

Работая с громадами вблизи линии разграничения, я четко вижу, что жизнь людей на самом деле изменилась, и, вероятно, у тех, кто этого очень хотел, стремился и боролся, - к лучшему. Хотя жители прифронтовых ОТГ имеют особое настроение: им страшно что-то планировать, поскольку они постоянно опасаются возобновления активных боевых действий.

- Почему кому-то из ВПЛ удалось двигаться вперед, а кому - нет? Или обусловлено это, на Ваш взгляд, личными качествами человека?

- Нет, так происходило потому, что никто не работал с психологическими травмами переселенцев. У многих из них не было времени и сил, чтобы обратиться к психологу. Они не могли признаться даже родным, что страдают от бессонницы, вздрагивают от любого шума. Большинство переселенцев даже не понимали, что находились в этом состоянии. У нас был внутренний будильник: «Вот сейчас доедим последние баночки, продадим ценные вещи, и все закончится, мы вернемся». Мне кажется, что многие сломались на этом - из-за непонимания того, что это бессрочно и необходимо прийти к решению начать жизнь с нуля. Ведь в таком случае приходится перечеркивать практически все, что осталось в оккупации.

Думаю, со временем в нашей памяти стираются люди, ценностные связи, оставшиеся там, и остаются только образы - архитектура, земля, здания, яркие моменты, воспоминания о событиях и внутреннее спокойствие, которые не пускают нас к сегодняшнему дню. А нужно идти вперед, потому что запасной жизни нет.

Следует простить себе - «мы не виноваты», как сказал Тарас Возняк, у которого я была на лекции. Я спросила у него: «Как же так, почему это произошло именно на Луганщине, ведь пограничными являются и Харьковская, и другие области?» Он ответил: «Просто простите себе. Вам не повезло оказаться там. Вы не виноваты». Я расплакалась там же, во время его лекции, ведь это очевидно, а мы ищем проблемы в себе. Да, кто-то проявил патриотизм, а некоторые - нет. Но как лично я могу отвечать за всех? Я работаю и живу здесь и сейчас на пользу нашей Украине!

Опыт личной трансформации

- Где вы жили до войны и где оказались после оккупации родного города?

- До войны жили в Стаханове (с 2016-го переименовали в Кадиевку, - ред.), а выехали в Старобельск. Сначала мы пытались ездить туда-сюда, потому что нам казалось, что еще немного - и город будет свободным. Особенно это чувствовалось, когда наши воины освободили дорогу на Бахмутку, Северодонецк и Лисичанск, а там дальше - уже и наш город. Было ощущение, что буквально за этой дорогой уже победа, освобождение ...

Мы выезжали много раз, но последней каплей стал ночной обстрел, во время которого дочь прятали под ванной - не могли же мы прямо сказать ребенку, что от обстрелов спрятаться невозможно. Нужно было что-то делать. В тот период город постоянно обстреливали. Наш отъезд - один из самых ужасных моментов в моей жизни. Это слишком тяжелые воспоминания.

Конечно, в суматохе повседневной жизни мы о нем не вспоминаем. И я неохотно рассказываю об этом, даже когда участвую в международных конференциях. Меня часто просят: вот Вы многого достигли, у Вас успешная история, Вы представляете переселенок Луганщины, расскажите, как было переезжать. Мне не хочется об этом говорить, потому что, во-первых, это непережитые эмоции. Во-вторых, мне кажется, что все те, кому пришлось оставить свой дом, имеют примерно схожие израненные истории. И моя, скажем так, не является уникальной. Вот если бы сложить все наши истории вместе и рассказать как-то с глобальной болью, наверное, это воспринималось бы иначе. А так: «Здравствуйте, я переселенка». Это как в басне Крылова: «По улицам слона водили, как видно, напоказ».

- Как сложилась жизнь на новом месте?

- В Старобельске еще до войны муж начал развивать собственный бизнес, связанный с кабельным телевидением и интернетом. С этим нам повезло: был доход, который давал возможность арендовать жилье. В то же время мы невольно участвовали в жизни других людей, ведь вокруг нас были разобщены семьи: кто-то уехал, а кто-то не смог. Многим требовалась помощь: передать лекарства или вещи из дома, съездить в Пенсионный фонд и тому подобное. Мы всегда старались помочь, подвезти, поделиться информацией, направить, не понимая, что частично уже присоединились к общественной работе.

А как-то в супермаркете я встретила знакомую из Стаханова. Это было так тепло - встретить знакомого человека на неизвестной территории, к тому же объединенных общей бедой. Начали общаться с семьями других ВПЛ, просто помогая друг другу. Так, в одной семье, которая выехала из пригорода Луганска, где в результате обстрелов ее дом был полностью разрушен, от пережитого стресса ребенок не мог разговаривать. И таких детей тогда было очень много. Поэтому мы решили организовывать детские мероприятия, чтобы показать малышам мир без войны, чтобы детки оттаяли душой. Конечно, мамы тоже общались между собой. Но в то время мы еще и не понимали, что, по сути, это была общественная организация. Помню, что основать ее нас побудила организация «Право на защиту», которая предложила помочь закупить подарки для мероприятия с детьми переселенцев и спросила, на какой счет перечислить деньги. Так мы поняли, что нужно оформить нашу деятельность, и общественная организация могла дать больше возможностей для помощи другим.

Кроме реализации простых проектов, направленных на поддержку переселенцев, мы как общественная организация проходили курсы развития, изучали, как действует социальное предпринимательство для уязвимых категорий населения. В результате такое обучение и тренинги помогли нам стать профессиональной организацией. Мы работали не только для переселенцев, но и для всех горожан, ведь мы одна громада и жизни местных жителей война тоже очень изменила. Малый бизнес, который был ориентирован на Луганск и другие ныне оккупированные населенные пункты, оказался в сложных условиях. Всем нужно было перестраиваться, учиться жить в новой реальности. Наша ОО «Центр спільного розвитку «Дієва громада» работала со всеми, в том числе местной молодежью, детьми. Было много интересных направлений развития. Мы создали сити-хаб - пространство для мероприятий и досуга молодежи. Развивалась не только общественная организация, но и ее участники и участницы.

К примеру, я присоединилась к проекту «Мобілізація громад через розширення можливостей жінок у Луганській и Донецькій областях» как мобилизаторка громады. Далее был проект «Советник по вопросам ВПЛ», где я была советницей. Чувствовала, что могу больше, но не хватало юридических знаний. Поэтому поступила в Восточноукраинский Национальный университет имени В.Даля, который закончила в 2019 году, получив второе высшее образование - юридическое.

Проблемы ВПЛ и пути их преодоления

- Что удалось сделать на новой должности?

- Одной из проблем ВПЛ является разобщенность. Переселенцы пытаются устроить свою жизнь каждый в своем мире. Они не объединены какими-то коллегиальными органами для того, чтобы заявлять о своих правах и потребностях. И поэтому моей идеей было создание областного совета ВПЛ, сформированного из переселенцев и переселенок из разных городов Луганщины. Такой совет был создан распоряжением председателя ОГА № 176 от 08.02.2020 года. В него вошли представители и представительницы общественных организаций, отстаивающих интересы ВПЛ со всей Луганской области.

На этой позиции в партнерстве с Департаментом социальной защиты населения Луганской ОГА и NRC in Ukraine (Норвежской советом по делам беженцев в Украине, - ред.) нам удалось создать паспорт внутренне перемещенных лиц, где описана проблематика и часто задаваемые вопросы, касающиеся переселенцев. То есть мы смогли собрать, обработать и обнародовать информацию о том, кто мы есть - переселенцы Луганщины: возраст, пол, образование, профессия.

Мы выяснили, что значительное количество переселенцев (67%), проживающих и работающих на подконтрольной Украины территории, имеют высшее образование - это квалифицированные кадры. На основании этого паспорта планируем в этом году разработать программу и представить ее на национальном уровне для получения соответствующего финансирования. Например, для решения жилищного вопроса. Ведь проблема ВПЛ в Луганской области и всех переселенцев прежде всего в том, что некоторые из них вынуждены иметь псевдостатус, поэтому мы не знаем, сколько реальной помощи нужно людям, которые постоянно здесь проживают. На законодательном уровне произошло много изменений, в том числе и относительно жилищных программ. Многие переселенцы, которые выходят на пенсию с нерешенным жилищным вопросом, вынуждены возвращаться на временно оккупированную территорию, поскольку работать и зарабатывать на аренду жилья они уже не могут. Есть люди, которые приближаются к пенсионному возрасту. Они не смогут воспользоваться ипотекой для приобретения жилья.

По нашему примеру советы ВПЛ уже созданы в Харьковской, Днепропетровской и Запорожской областях.

На Луганщине мы хотим, чтобы такие советы появились в местных громадах, поскольку, когда децентрализация завершится и для тех громад, где сейчас действуют ВГА, деньги передадут на уровень ОТГ, то есть жилые и другие вопросы будут решать на местах. Следует учитывать и то, что местные жители не нуждаются во многом из того, что необходимо переселенцам, поэтому роль таких советов будет крайне важной. Должна существовать единая система, чтобы проблемы переселенцев шли от громад к области, а затем адекватно решались на национальном уровне. Такие амбициозные планы и идеи.

Кстати, в этом году рекомендации Луганского совета ВПЛ по преодолению проблем переселенцев опубликовали на сайте ООН.

При поддержке Департамента социальной защиты населения и Управления по вопросам нормативно-правовой работы и децентрализации Луганской ОГА их подготовили и унифицировали вместе с советом ВПЛ. Ежегодно комитет ООН готовит глобальный доклад о вынужденных переселенцах, и очень почетным является то, что единственная консультация в Европе была из Украины, а наши рекомендации войдут в отчет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#переселенцы #ЯнаЛюбимова #жилье #права
0,0
Оцените первым
Авторизуйтесь, щоб оцінити
Авторизуйтесь, щоб оцінити

Комментарии

Объявления
live comments feed...