23-летний боец с густой бородой и позывным Танцор служит в полку "Азов" с начала АТО. Коренной луганчанин, он ни секунды не сомневался, когда на его родную землю пришли захватчики и пошел защищать свой Луганск, свою Украину. пишет сайт 24ТВ.

"Когда сепаратисты в Луганске пытались обидеть детей — это стало последней каплей для меня"

Когда началась так называемая "русская весна", я был в Харькове, учился в магистратуре, семья была в Луганске. В один из дней сестра устраивала лагерь для детей-пластунов, во время этого произошел конфликт — пришли сепаратисты пытались обидеть детей, топтали украинский флаг, говорили что это уже не Украина, а "ЛНР". Это была последняя точка кипения. Тогда я себе сказал — я вхожу в игру. Мне было все равно в подразделение идти. Тогда только все начиналось, появились добровольческие батальоны и я решил, что буду полезен со своими умениями. Это был май. И я пошел в "Азов".

Пришел в Харькове к активистам и спросил, какой батальон на передовой. Они предложили в Киев в "Азов". Поехал, посмотрел, прошел подготовку. Нас тренировали инструкторы из подразделения СБУ "Альфа". Это было единственное специализированное боевое подразделение, которое применяют для зачисток зданий. Нам рассказывали очень много и казалось, если такая серьезная подготовка, то за пару недель прогоним врага. Думал, если пару месяцев нас так готовить, то сразу Донецк освободим. Но уже больше года все продолжается и неизвестно сколько еще будет.

Это война на выносливость — кто дольше выдержит тот молодец.

После подготовки поехал в Урзуф, когда с дачи Януковича сделали базу. Потом нас бросили в Мариуполь. Здесь сотрудничали с различными подразделениями. Затем был Иловайск. Затем сотрудничали с СБУ - ловили террористов, искали взрывчатку, работали по городу. Затем было Широкино.

"В первом бою было нереально страшно"

Первый бой? Если я скажу, что было не страшно, то совру. Было нереально страшно. Но кому-то нужно 5 минут, чтобы прийти в себя, а кому-то целый день. Мне было страшно, но я понимал, что я командир десятку и мне нужно что-то говорить, чтобы люди что-то делали. Это было в Иловайске, в моем десятку тогда было 4 раненых и двое погибших. Мы вышли вперед, там готовилась засада и наши ребята запартачились, сепары начали с позиций бежать, а нас стали забрасывать гранатами. Мы им сбили атаку и была перестрелка, забрасывали гранатами, потратили весь боекомплект и затем стали отходить на позиции. Сейчас того десятку уже нет, тех, кто остался в живых порозкидувалы по другим подразделениям.

Раненых и погибших тогда забрали сразу, мы своих не бросаем. Отходили с Иловайская в Мариуполь. Это была такая операция ... организация была ужасная. Как мы добровольцы можем выполнять работу спецназа, который готовится к этому всю свою жизнь? Но мы учимся на своих ошибках.

"Свою задачу в Широкино мы выполнили, но потеряли ребят"

Следующая ошибка - это Широкино. Имею в виду ситуацию, когда погибли ребята в Широкино в феврале. Ошибки нам очень дорого обходятся.

Эта операция в Широкино была очень тяжелой, ее целью было отвлечь какое-то количество военной техники врага из Дебальцево, чтобы она растянулась. Мы свою задачу, своей сотней выполнили. Это был опыт колоссальный. И операция удалась, задача, которую нам поставил командир полка, мы выполнили. Мы закрепились в Широкино и планировали продвигаться дальше. Но через все эти мирные договоренности это невозможно. Зато враг все равно будет атаковать.

"Нас вдохновляет поддержка мариупольцев"

Еще из истории известно, как брали Мариуполь. Поэтому мы знаем наши слабые места, это наш украинское город и мы знаем, откуда его могут штурмовать. Знаем, как надо расставлять позиции, где должны быть основные силы, чтобы сохранить Мариуполь. Поэтому историю нужно знать - это бесплатный опыт.

Взять Мариуполь не реально. Нас здесь много и военных и техники. Это столько нужно ресурсов, чтобы захватить этот город - это не реально. Им придется всю армию сюда присылать, чтобы только нас, "Азов", остановить. Пусть пробуют - мы их здесь встретим. Единственное, что они могут сделать - это обойти город, взять в кольцо.

Очень вдохновляет поддержка местных. Приходит какая-то бабушка — говорит на тебе сынок пирожки. Здесь есть люди, которые кормят, приносят пиццу, пирожки, волонтеры поддерживают морально.

Я понимаю, что я нужен, есть ради кого и чего здесь стоять, воевать, они все время мне напоминают. Реальные люди, которые подходят, благодарят, поддерживают. Они в нас веруют, что мы не просто так здесь. Мы победим.

"Моя семья в Луганске все время получала угрозы"

Во время пророссийских митингов и до полной оккупации, семья была в Луганске, почти до начала самих боевых действий. Когда уже начались боевые действия, они выехали оттуда. Все это время они получали угрозы от сепаратистов, отец был в "Просвете" и его "ЛНРовцы" подали в розыск. В Луганске была охота на украинских патриотов. Вокруг семьи ходили слухи, разговоры, косые взгляды. Но к крайоности дело не доходило. Наконец, они все бросили, собрались и поехали к родственникам.

Моя семья меня поддерживает — и родители, и сестра, другие братья и сестры. Потому что понимают, что сейчас это единственный выход, который я могу сделать для своей страны.

"Сложилось впечатление, что все, кто поддерживает "ЛНР " — это люди, которые ничего в жизни не добились"

Не могу сказать, что в Луганске была очень большая украинская община, но была. И сознательных украинцев там очень много. У меня сложилось такое впечатление, что все, кто поддерживает "ЛНР" — это люди, которые ничего в жизни не достигли, которые хотели быстро что-то получить с помощью насилия, переворотов, мечты о том, что кто-то придет и даст им деньги на развитие, даст им работу, жилье. А им для этого ничего делать не надо будет — просто постоять покричать "Россия приди".

Было сопротивление, были ребята из Луганска.

Аксён из Луганска, он тоже принимал участие в украинских митингах, потом поехал в "Азов". Погиб он в Иловайске, во время операции 19 августа.

Мы зачищали дворы, заходили в село Виноградное, там встретились с группой Моторолы. Был контакт. Прилетело пару десятков гранат. Его задело оксолками. В тот же день погиб и его друг Фома — он прыгнул на гранату прикрыв ребят.

Так что есть ребята и из Луганска, они были сначала активистами, а потом решили, что единственный способ — это брать оружие в руки и идти воевать. Быть винтиком в механизме, который поборет врага.

"Солдаты, как малые дети — у них те же игрушки"

В Луганске был "Пласт". Он есть почти в каждой области. Я оказался там в 2005 году, это был Праздник весны. Был очень серьезный хорунжий — у него была классная подготовка, он был идеал командира и тогда я подумал, что буду таким же командиром. "Пласт" дает правильный пример для человека, человек развивается в правильном русле, направленный на добрые дела.

Знания и навыки, которые я получил в "Пласте", очень помогают. Различные лагеря, братство, подход к человеку для того, чтобы сделать какое-то общее дело — это очень помогает. Служба в "Азове" — это как один большой лагерь, который растянулся на целый год. Это те же особенности, отношение людей друг к другу, общение. Все очень похоже на лагерь. Солдаты, как малые дети, у них те же игрушки.

"Хочу восстановить Донецкий аэропорт"

Когда мы победим — поедем в Киев сказать нашему руководству, что они вели себя не очень прекрасно. Давайте строить страну.

Моя основная мечта — это победа. А после победы я, как специалист хочу восстановить Донецкий аэропорт. Хочу работать по специальности. Чтобы честно и достойно, без всех этих схем, коррупции, развиваться духовно, хочу увидеть мир. Хочется семью. Мирной жизни хочется.

Хочется чтобы люди проснулись и каждый нашел, решил для себя, что для него важно. Чтобы когда придет время, у него спросить — что ты сделал, чтобы построить независимую Украину? Если тебе не нужна Украина — то лучше езжай в другую страну. Всех неравнодушных призываю к борьбе в информационном поле, борьбы волонтерской, смелых — идти на фронт.

"Для нас война — это трагедия, для власти — бизнес"

Наша война — это легальный бизнес. Для нас, простых людей, война — это трагедия, это потери друзей. Для людей, которые стоят у власти, для них — это бизнес, бизнес-схемы на которых они зарабатывают деньги.

Путина ничто не остановит, никакая реакция мира. И эти "Будапештские меморандумы", по которым нам бы гарантировали суверенитет территорий, они не действуют. Поэтому рассчитывать мы можем только на себя. На своих собратьев, родственников, друзей, волонтеров.

Я хочу сказать большое спасибо всем волонтерам, которые нас поддерживают. Хочу сказать, что единственные люди, которые отрабатывают свою работу на 100% — это волонтеры. Если бы не они — войска наши вздулись бы.

Всем украинцам надо объединяться и делать общее дело — защитить свою территорию, которая дана Богом, которая дана нашими предками. Сама Конституция говорит — территориальная целостность Украины должна сохраняться. Главная наша задача сейчас — это отстоять свою страну от врага, российского агрессора, украинских предателей. И в этом люди могут объединяться, как военная структура, волонтерская, или, как бойцы информационного пространства. Война которая идет — гибридная, поэтому каждый может внести свой вклад в нашу победу.

Все думают, что мы пришли потому что нам в кайф воевать. Мы пришли, потому что хотим мирной жизни, а за него надо бороться.

0642.ua

Боец «Азова» из Луганска: «Все, кто поддерживает «ЛНР» — это люди, которые ничего в жизни не достигли...»

23-летний боец с густой бородой и позывным Танцор служит в полку "Азов" с начала АТО. Коренной луганчанин, он ни секунды не сомневался, когда на его родную землю пришли захватчики и пошел защищать свой Луганск, свою Украину. пишет сайт 24ТВ.

"Когда сепаратисты в Луганске пытались обидеть детей — это стало последней каплей для меня"

Когда началась так называемая "русская весна", я был в Харькове, учился в магистратуре, семья была в Луганске. В один из дней сестра устраивала лагерь для детей-пластунов, во время этого произошел конфликт — пришли сепаратисты пытались обидеть детей, топтали украинский флаг, говорили что это уже не Украина, а "ЛНР". Это была последняя точка кипения. Тогда я себе сказал — я вхожу в игру. Мне было все равно в подразделение идти. Тогда только все начиналось, появились добровольческие батальоны и я решил, что буду полезен со своими умениями. Это был май. И я пошел в "Азов".

Пришел в Харькове к активистам и спросил, какой батальон на передовой. Они предложили в Киев в "Азов". Поехал, посмотрел, прошел подготовку. Нас тренировали инструкторы из подразделения СБУ "Альфа". Это было единственное специализированное боевое подразделение, которое применяют для зачисток зданий. Нам рассказывали очень много и казалось, если такая серьезная подготовка, то за пару недель прогоним врага. Думал, если пару месяцев нас так готовить, то сразу Донецк освободим. Но уже больше года все продолжается и неизвестно сколько еще будет.

Это война на выносливость — кто дольше выдержит тот молодец.

После подготовки поехал в Урзуф, когда с дачи Януковича сделали базу. Потом нас бросили в Мариуполь. Здесь сотрудничали с различными подразделениями. Затем был Иловайск. Затем сотрудничали с СБУ - ловили террористов, искали взрывчатку, работали по городу. Затем было Широкино.

"В первом бою было нереально страшно"

Первый бой? Если я скажу, что было не страшно, то совру. Было нереально страшно. Но кому-то нужно 5 минут, чтобы прийти в себя, а кому-то целый день. Мне было страшно, но я понимал, что я командир десятку и мне нужно что-то говорить, чтобы люди что-то делали. Это было в Иловайске, в моем десятку тогда было 4 раненых и двое погибших. Мы вышли вперед, там готовилась засада и наши ребята запартачились, сепары начали с позиций бежать, а нас стали забрасывать гранатами. Мы им сбили атаку и была перестрелка, забрасывали гранатами, потратили весь боекомплект и затем стали отходить на позиции. Сейчас того десятку уже нет, тех, кто остался в живых порозкидувалы по другим подразделениям.

Раненых и погибших тогда забрали сразу, мы своих не бросаем. Отходили с Иловайская в Мариуполь. Это была такая операция ... организация была ужасная. Как мы добровольцы можем выполнять работу спецназа, который готовится к этому всю свою жизнь? Но мы учимся на своих ошибках.

"Свою задачу в Широкино мы выполнили, но потеряли ребят"

Следующая ошибка - это Широкино. Имею в виду ситуацию, когда погибли ребята в Широкино в феврале. Ошибки нам очень дорого обходятся.

Эта операция в Широкино была очень тяжелой, ее целью было отвлечь какое-то количество военной техники врага из Дебальцево, чтобы она растянулась. Мы свою задачу, своей сотней выполнили. Это был опыт колоссальный. И операция удалась, задача, которую нам поставил командир полка, мы выполнили. Мы закрепились в Широкино и планировали продвигаться дальше. Но через все эти мирные договоренности это невозможно. Зато враг все равно будет атаковать.

"Нас вдохновляет поддержка мариупольцев"

Еще из истории известно, как брали Мариуполь. Поэтому мы знаем наши слабые места, это наш украинское город и мы знаем, откуда его могут штурмовать. Знаем, как надо расставлять позиции, где должны быть основные силы, чтобы сохранить Мариуполь. Поэтому историю нужно знать - это бесплатный опыт.

Взять Мариуполь не реально. Нас здесь много и военных и техники. Это столько нужно ресурсов, чтобы захватить этот город - это не реально. Им придется всю армию сюда присылать, чтобы только нас, "Азов", остановить. Пусть пробуют - мы их здесь встретим. Единственное, что они могут сделать - это обойти город, взять в кольцо.

Очень вдохновляет поддержка местных. Приходит какая-то бабушка — говорит на тебе сынок пирожки. Здесь есть люди, которые кормят, приносят пиццу, пирожки, волонтеры поддерживают морально.

Я понимаю, что я нужен, есть ради кого и чего здесь стоять, воевать, они все время мне напоминают. Реальные люди, которые подходят, благодарят, поддерживают. Они в нас веруют, что мы не просто так здесь. Мы победим.

"Моя семья в Луганске все время получала угрозы"

Во время пророссийских митингов и до полной оккупации, семья была в Луганске, почти до начала самих боевых действий. Когда уже начались боевые действия, они выехали оттуда. Все это время они получали угрозы от сепаратистов, отец был в "Просвете" и его "ЛНРовцы" подали в розыск. В Луганске была охота на украинских патриотов. Вокруг семьи ходили слухи, разговоры, косые взгляды. Но к крайоности дело не доходило. Наконец, они все бросили, собрались и поехали к родственникам.

Моя семья меня поддерживает — и родители, и сестра, другие братья и сестры. Потому что понимают, что сейчас это единственный выход, который я могу сделать для своей страны.

"Сложилось впечатление, что все, кто поддерживает "ЛНР " — это люди, которые ничего в жизни не добились"

Не могу сказать, что в Луганске была очень большая украинская община, но была. И сознательных украинцев там очень много. У меня сложилось такое впечатление, что все, кто поддерживает "ЛНР" — это люди, которые ничего в жизни не достигли, которые хотели быстро что-то получить с помощью насилия, переворотов, мечты о том, что кто-то придет и даст им деньги на развитие, даст им работу, жилье. А им для этого ничего делать не надо будет — просто постоять покричать "Россия приди".

Было сопротивление, были ребята из Луганска.

Аксён из Луганска, он тоже принимал участие в украинских митингах, потом поехал в "Азов". Погиб он в Иловайске, во время операции 19 августа.

Мы зачищали дворы, заходили в село Виноградное, там встретились с группой Моторолы. Был контакт. Прилетело пару десятков гранат. Его задело оксолками. В тот же день погиб и его друг Фома — он прыгнул на гранату прикрыв ребят.

Так что есть ребята и из Луганска, они были сначала активистами, а потом решили, что единственный способ — это брать оружие в руки и идти воевать. Быть винтиком в механизме, который поборет врага.

"Солдаты, как малые дети — у них те же игрушки"

В Луганске был "Пласт". Он есть почти в каждой области. Я оказался там в 2005 году, это был Праздник весны. Был очень серьезный хорунжий — у него была классная подготовка, он был идеал командира и тогда я подумал, что буду таким же командиром. "Пласт" дает правильный пример для человека, человек развивается в правильном русле, направленный на добрые дела.

Знания и навыки, которые я получил в "Пласте", очень помогают. Различные лагеря, братство, подход к человеку для того, чтобы сделать какое-то общее дело — это очень помогает. Служба в "Азове" — это как один большой лагерь, который растянулся на целый год. Это те же особенности, отношение людей друг к другу, общение. Все очень похоже на лагерь. Солдаты, как малые дети, у них те же игрушки.

"Хочу восстановить Донецкий аэропорт"

Когда мы победим — поедем в Киев сказать нашему руководству, что они вели себя не очень прекрасно. Давайте строить страну.

Моя основная мечта — это победа. А после победы я, как специалист хочу восстановить Донецкий аэропорт. Хочу работать по специальности. Чтобы честно и достойно, без всех этих схем, коррупции, развиваться духовно, хочу увидеть мир. Хочется семью. Мирной жизни хочется.

Хочется чтобы люди проснулись и каждый нашел, решил для себя, что для него важно. Чтобы когда придет время, у него спросить — что ты сделал, чтобы построить независимую Украину? Если тебе не нужна Украина — то лучше езжай в другую страну. Всех неравнодушных призываю к борьбе в информационном поле, борьбы волонтерской, смелых — идти на фронт.

"Для нас война — это трагедия, для власти — бизнес"

Наша война — это легальный бизнес. Для нас, простых людей, война — это трагедия, это потери друзей. Для людей, которые стоят у власти, для них — это бизнес, бизнес-схемы на которых они зарабатывают деньги.

Путина ничто не остановит, никакая реакция мира. И эти "Будапештские меморандумы", по которым нам бы гарантировали суверенитет территорий, они не действуют. Поэтому рассчитывать мы можем только на себя. На своих собратьев, родственников, друзей, волонтеров.

Я хочу сказать большое спасибо всем волонтерам, которые нас поддерживают. Хочу сказать, что единственные люди, которые отрабатывают свою работу на 100% — это волонтеры. Если бы не они — войска наши вздулись бы.

Всем украинцам надо объединяться и делать общее дело — защитить свою территорию, которая дана Богом, которая дана нашими предками. Сама Конституция говорит — территориальная целостность Украины должна сохраняться. Главная наша задача сейчас — это отстоять свою страну от врага, российского агрессора, украинских предателей. И в этом люди могут объединяться, как военная структура, волонтерская, или, как бойцы информационного пространства. Война которая идет — гибридная, поэтому каждый может внести свой вклад в нашу победу.

Все думают, что мы пришли потому что нам в кайф воевать. Мы пришли, потому что хотим мирной жизни, а за него надо бороться.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать