Командующий Объединенными силами рассказал о финальном эпизоде Операции на Донбассе

Украинские военные дают адекватный ответ на все провокации врага и готовы отразить атаки.

Об этом сообщает пресс-служба Минобороны со ссылкой на интервью Наева одному из телеканалов.

Генерал-лейтенант Наев возглавляет Объединенные силы более полугода - перед тем защищал Донецкий аэропорт, командовал войсками оперативного командования «Восток», был первым заместителем командующего Сухопутных войск и заместителем начальника Генштаба. Пообщаться с генералом удалось во время учений - украинские военные постоянно улучшают навыки по возврату захваченных территорий или отражения угроз с моря.

- Как будет развиваться ситуация на фронте ближайшие месяц-два?

- В ближайшие месяц-два я не ожидаю какого-то обострения ситуации. По этому поводу я приказывал подчиненным органам разведки провести анализ на ближайший месяц и в дальнейшей перспективе до конца года. Из полученных данных я сейчас не вижу угроз даже локального характера. А эти попытки, которыми они ежедневно испытывают мощь моих бойцов, они были и будут оставаться - мы даем им адекватный ответ, но угрозы они не представляют. Данные обновляются ежедневно, но в случае угроз, мы готовы - враг не пройдет на 200%.

- Мы держим оборону, наступаем или сдерживаем врага?

- Согласно закону о реинтеграции Донбасса, задача объединенных сил - сдержать российскую агрессию, а в случае широкомасштабных боевых действий, дать отпор этой агрессии. Согласно планам и замыслам, предусмотрено четкое оперативное задание: в первую очередь - контроль над линией столкновения, а в дальнейшем - выполнение задач по стабилизации ситуации.

- Как вы отличаете провокацию от атаки?

- Каждый день я получаю доклады от руководителей трех органов разведки, которые занимаются именно получением сведений о противнике. Мне будет известно точно, когда будет происходить не только атака, но и подготовка к враждебным действиям. Как только мне станет это известно, я соответственно подниму все необходимые силы и средства для отражения атаки.

- Вы сказали, что уверены в нашей победе. Когда?

- Когда все рычаги, которые работают на нашу общую победу, достигнут конечной цели. Законом о реинтеграции Донбасса предусмотрены не только военная составляющая, за которую я отвечаю, но и комплекс мероприятий политических, экономических, дипломатических, которые должны внедрить государственные институты. Конечно, они смогут это сделать в условиях международной поддержки.

- Каким должен быть, по вашему мнению, финальный эпизод Операции объединенных сил - как она должна завершиться?

- Чтобы считать операцию завершенной, каждый клочок украинской земли должен быть освобожден. Конечная цель - дойти до собственной границы, вот и все.

- Существует мнение, что Донбасс окончательно не вернуть, и, возможно, лучше ввести на оккупированной территории их собственные паспорта и внедрить жесткий режим пропуска.

- По тем данным, которые я получаю от разведки, и доля жителей оккупированных территорий, которые верят в победу Украины, и которые склонны к украинским реалиям жизни, гораздо больше, чем была в 2014 году. И эта доля людей, которые ждут возвращения Украины, растет с каждым днем. Не надо забывать, что маргиналы существуют в любом обществе. Но те, кто испытал на себе «прелести русского мира», они уже, кроме возвращения Украины, ничего не хотят.

- На оккупированных территориях есть семьи, мужчины из которых пошли в так называемое «ополчение» и часть из них были уничтожены как террористы. Но у них остались дети, жены. Думаете, эти дети способны полюбить Украину?

- Это будет очень нелегкая работа, но этим нужно заниматься. Какой процент детей полюбит Украину - будет зависеть от вклада каждого в том, чтобы перевернуть их сознание.

- Какие аргументы, рычаги, шаги могут побудить людей к принятию Украины как их государства?

- Эти шаги должны происходить в практической плоскости - то, что можно пощупать руками, увидеть собственными глазами. Это - восстановлена ​​инфраструктура, улучшенные условия жизни, ощущение той свободы, которую мы ощущаем в Украине, чтобы и они могли это почувствовать.

- В какой момент вы для себя поняли, что Россия может быть агрессором?

- Примерно в 2010 году мы общались в среде военных, и я впервые тогда услышал, что Российская Федерация, а именно офицеры ВС РФ, считают нас, украинских офицеров, врагами. Это я услышал от людей, которые знали, о чем говорят. С тех пор мое мировоззрение формировалось таким образом, что по ту сторону границы для нас совсем не друзья, а потенциальные враги. Ну а реальностью это стало в 2014 году.

- Расскажите какой-то из моментов, когда вы отдавали боевые приказы.

- Я получил сведения, что вражеский корабль ФСБ России пересек президентскую линию и находится на расстоянии, которое является критической. Я отдал распоряжение артиллерийской батареи, руководителю противодесантной обороны. Батарея вышла на огневую позицию, снаряды были рядом, батарея была приведена в готовность - все это мы сделали открыто, чтобы дать знать врагу, что готовы дать ответ. После того, как батарея была развернута, противник сразу ушел.

- Война вас изменила?

- Абсолютно изменила. Раньше не обращал внимания на некоторые вещи,
касающиеся человеческого, личного. Когда столкнулся, что смерть может забрать к себе не только тебя, но и подчиненных, совсем иначе относишься к тому, когда отдаешь боевой приказ, переживаешь. Иногда настолько переживаешь, что пока приказ не будет выполнен, ждешь всю ночь до его выполнения.

- Вы помните первый день, когда поняли - это не просто антитеррористическая вылазка, а настоящая война?

- Я был начальником штаба оперативного командования «Юг», и мы находились в Днепре на пульте, когда начала поступать информация, что РФ отправляет личный состав для усиления в Крым, РФ перебрасывает свои войска воздушным транспортом.

- Генерал-лейтенант Наев и отец и муж Сергей Наев - это разные люди или нет?

- Конечно разные, потому что каждый человек должен жить не только работой. У меня трое детей и я их очень люблю. Работа требует от меня быть таким руководителем, который может обеспечить выполнение любого боевого задания, но в семье так нельзя. Иногда, так сказать, тормоза поздно включаются, но тогда жена всегда может сказать - ты уже не на работе.

- Скажите, если брат позвонит вам и скажет - ко мне подошли люди и говорят, если вы ответите, моей семье будет плохо - какой выход? (По данным журналистов, родной брат Наева занимает должность в оккупированном Крыму).

- Очень простой. Я имел с братом разговор и объяснил всю ситуацию. Он меня понял, осознает возможные последствия и согласен со мной, что другого пути для меня, кроме выполнения своих обязанностей командующего и доведения Операции до логического завершения, то есть деоккупации, я не имею.

Наев объединенныесилы Донбасс оккупация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии