Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, Ольга Романова

События последних пяти лет с начала российской агрессии на востоке Украины, когда Луганская область «по-живому» была разделена на неподконтрольную украинской власти территорию и подконтрольную, показали огромный потенциал людей, которые готовы брать на себя ответственность и бороться за свои права.

Это – обычные люди, которых сегодня принято называть активистами. Они создают общественные организации, разрабатывают проекты для своих громад, чтобы жить в них более комфортно, иметь больше возможностей для самореализации и развития. И в подавляющем большинстве случаев лидерами общественного сектора громад становятся женщины. Они учатся, получают новый опыт лидерства, которым делятся с другими, в том числе – и с представителями местной власти.

Как это происходит на практике, что уже cделано и какие инициативы вскоре будут реализованы, 0642.ua рассказала Яна Любимова, координаторка проекта «Продвижение прав человека и гендерного равенства посредством мобилизации громад для расширения возможностей».

— Я координирую работу в 16 громадах Луганской области в проекте «Мобилизация громад для достижения гендерного равенства», который реализует Украинский Женский Фонд/Ukrainian Women's Fund в рамках Программы ООН по восстановлению и развитию мира, которую реализуют четыре агентства ООН: Программа развития ООН (ПРООН), Структура ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (ООН Женщины/UN Women Ukraine), Фонд ООН в области народонаселения (UNFPA) и Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО/FAO).

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-1

Параллельно проект действует в 15 громадах Донецкой и пяти Запорожской областей. Сейчас мы реализуем вторую фазу этого проекта, который работает по десятишаговой модели мобилизации громад СМЕ и нацелен на создание, обучение и трехлетнюю поддержку в Луганской области 73 групп взаимопомощи, часть из которых, с высоким уровнем вероятности, станут общественными организациями и смогут усилить женское движение Луганщины.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-2

Кстати, это авторская модель, ее для Грузии и Молдовы прописал специалист из США Саймон Форрестер. Сейчас по итогам первого пилотного проекта, в котором мы работали с 2016 года и с учетом результатов 2019 года Форрестер создает новую методологию мобилизации громад уже для Украины, с учетом наших особенностей.

- Как это происходит в жизни?

- Первый этап мобилизации – знакомство, мы просто приглашаем активных женщин и мужчин, знакомимся с ними, общаемся и рассказываем о возможности участия в проекте. Естественно, объясняя цели и показывая успешные кейсы по итогам первой фазы проекта.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-3

Во многих громадах нас уже знают, и поэтому сейчас нам проще общаться с людьми. Как правило, это небезразличные женщины, которые хотят меняться. Не всегда это готовые активистки, скорее просто открытые к приглашению люди. Они проходят различные этапы обучения и ряд тренингов. Во всех 16 населенных пунктах, где реализуется проект, мы нашли так называемых мобилизаторок – контактных женщин, которые помогают работать с другими местными женщинами. Кстати, во время действия первого этапа проекта, я как раз прошла этот путь, – была мобилизаторкой Беловодской и Чмировской громад. Я искала на местах женщин, которые потом создавали группы. В проекте они называются группы взаимопомощи. Специально подготовленные тренеры проводят с этими группами обучение, тренинги по правам человека и гендерному равенству, по методологии мобилизации громад, по адвокации, чтобы уметь правильно общаться с чиновниками, идентифицировать неравенство в громаде, проводить системную работу с властью для его уменьшения. Чтобы голоса уязвимых категорий в громадах стали более слышимы, а решения, которые принимают на местах, были бы с учетом интересов и потребностей всех членов сообщества. То есть мобилизаторки получают знания и понимание, как говорить о своих потребностях с властью, чтобы получился, скажем так, профессиональный диалог.

- Речь идет о потребностях именно женщин или всех членов громад?

- Я всегда говорю о женщинах в контексте прав человека, но это не касается только женщин. Просто они потенциально более уязвимые, чем остальные. На самом деле речь идет и о людях с инвалидностью, и о людях старшего возраста. Голоса уязвимых категорий должны быть услышаны и учтены в процессе бюджетирования громад, чтобы чиновники принимали гендерноориентированные программы. Для этого, кстати, наши женщины в первой и второй фазах проекта создавали профили громад - гендерночувствительные. В них отражена информация, уникальная для самих громад – как люди из числа уязвимых категорий видят потребности громады. Ведь на самом деле часто в громадах не понимают, какое количество у них проживает, например, одиноких женщин, которые сами воспитывают детей, имеют статус матери-одиночки, или же – сколько людей с инвалидностью и какой именно. Ранее вся статистика собиралась по районам. И если речь шла, к примеру, о городе Рубежном, то здесь легко посчитать те или иные категории, а если мы говорим, скажем, о Шульгинской громаде, которая объединила на территории Старобельского района четыре сельских совета и 12 населенных пунктов? Такой статистики нет. Поэтому в Шульгинской громаде женщины из групп самопомощи делали обходы по домам, чтобы выявить уязвимые категории. Получить статистику, которая поможет в дальнейшем забюджетировать приобретение социальных автобусов, низкопольного транспорта, социальных такси, предусмотреть необходимое количество соцработников. Сделать программу соцэкономразвития громады, которая будет соответствовать потребностям всех жителей, поднять уровень жизни в громаде. Допустим, комплексно решить проблему отсутствия транспортного сообщения между населенными пунктами громады, или освещения. Казалось бы, на первый взгляд, эти проблемы не имеют никакого отношения к гендеру, но это не так. Например, неосвещенные улицы повышают количество обращений по поводу насилия и так далее.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-4

- А каким образом происходит диалог с властью?

- Суть в том, что наши мобилизаторки работают и собирают эту уникальную статистику для своей громады, потом они презентуют ее жителям и чиновникам. В момент сбора статистики уже происходит первая коммуникация с властью, так как у нее уже есть часть необходимой информации, происходит пробная взаимосвязь. Затем общение идет на этапе презентаций профиля громад, в которых участвуют и представители власти. Мобилизаторки рассказывают о проблемах, которые были выявлены и, по мнению людей уязвимых категорий, их стоит обсудить в громадах. Например, отсутствие аптечного пункта, то есть какие-то уникальные конкретно для этого населенного пункта потребности. Помню, как во время презентации профиля в Попасной мэр города просто записывал все в блокнот и говорил, что многое, оказывается, можно сделать уже сейчас, просто он не знал, что на такой-то улице есть определенная потребность. Это показатель открытости власти и успеха нашего пилотного проекта.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-5

Всегда очень важно наладить диалог с людьми, которые умеют конструктивно общаться. Зачастую и даже в большей степени женщины не уполномачивают себя на ведение диалога с властью. В силу сложившихся стереотипов – да кто меня будет слушать, я ж вообще там … Но на самом деле мир меняется и в большей степени зависит от нас.

- Вы можете привести конкретные примеры перемен?

- Да, конечно. Мне легко об этом говорить, потому что я видела и сама прошла первую фазу проекта от начала до конца. Я начинала работать с Чмировской громадой, где после этапов обучения увидели ценность знаний и диалогов с уязвимыми категориями. В 2019 году громада получила две награды от Минрегиона, и одна из них за гендерноориентированную политику на своей территории. Чмировская громада теперь имеет собственный доработанный актуализированный гендерный профиль. У них есть собственный координационный совет по этому вопросу, который разрабатывает и принимает решения. Громады видят в этом ценность!

Еще один пример громада Беловодска. Здесь нам пришлось сложно, поскольку как раз шел процесс объединения населенных пунктов в громаду, и к тому же, не было активных общественных организаций. Мы не сразу смогли найти ключевых людей, с которыми можно было бы идти дальше. Но когда лидерки групп были найдены, у нас получился один из самых грандиозных проектов на Луганщине.

- Расскажите детали?

- В одном из населенных пунктов Беловодской громады селе Литвиновка очень давно не было полноценного детского сада. И вообще, оказалось, что в этом селе люди никогда не слышали о проектах международной помощи, даже гуманитарной, которую, на самом деле, так обильно поставляют в пострадавшие от войны восточные регионы международные доноры. И вот когда мы стали общаться с жителями села, обсуждать их потребности, появилась тема обустройства детской площадки и ремонта клуба. Но, собирая информацию для составления профиля громады, выявилась более важная деталь: ключевая причина ранней женской бедности в Литвиновке это невозможность получить образование, неконкурентноспособность на рынке труда. Девушки попадают в финансовую зависимость к своим мужьям, повышается количество случаев домашнего насилия. Женщины в селах зачастую рожают раньше, они уже не могут учиться, даже искать работу, потому что для этого надо куда-то выезжать, а ребенка оставить не с кем. И «сидит» такая молодая женщина дома с малышом до школы, за это время часто рожает и второго ребенка. Когда уже и второму ребенку шесть, оказывается, что ей уже за 30, а у нее нет образования, нет опыта работы. И, собственно говоря, возможности для нее многие закрываются. И вот благодаря сбору информации для профиля громады, выяснили, что в селе просто необходим детский садик, а игровая площадка уже отошла на второй план. Стали писать письма во все международные фонды, которые могли помочь, вступили в диалог с властью, забросали их письмами, обоснованными просьбами, с информацией о количестве детей в селе, о профиле громады. Женщины написали проект на обустройство дошкольного обучающего учреждения на базе школы. И благодаря умелой адвокации, в целом было выделено более миллиона гривен, при этом большую часть выделила громада, увидев в наших женщинах серьезный ресурс для развития села. Кстати, на работу в детсад устроилась одна мобилизаторка и еще четыре женщины из села. И когда его торжественно открывали, взрослая женщина — жительница громады, вручая мягкую игрушку в подарок детскому саду, расплакалась и говорит: «Вы знаете, у нас этого не было. Мои дети не ходили в детсад, дети моих детей не ходили. А сегодня моя правнучка пойдет в детский садик, и это значит, что для моей внучки откроется возможность поступить в институт».

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-6

Наши люди должны понимать, что важно брать на себя ответственность, потому что, в целом, перемены – это мы. Суть децентрализации заключается в том, что много людей, проживая на одной территории, объединяются совместной идеей улучшения жизни в своей громаде. Но ценность и качество жизни в громаде будут высокими тогда, когда будут услышаны все голоса, в том числе людей уязвимых категорий. Надевая гендерные очки, люди сразу понимают, что нужно изменить в первую очередь, чтобы улучшить качество своей жизни.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-7

Кстати, через год в Беловодской громаде, где сначала мы не могли найти активные общественные организации, после открытия детского сада и реализации еще одного успешного проекта в селе Эвсуг, люди поверили, что действительно они сами могут менять жизнь вокруг себя.Сегодня тем действуют около 18 общественных организации, которые пишут проекты и реализовывают их.

Вообще у нас множество примеров конкретных перемен. В Новоайдарском районе женщины создали в подвале школы реабилитационный центр для людей с инвалидностью. На тренажерах занимаются все желающие женщины и мужчины, а также люди старшего возраста и с инвалидностью. Естественно, это тоже дорогостоящий амбициозный проект.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-8

Но наши женщины писали письма, ходили по кабинетам и к местному бизнесу.В итоге собрали ровно столько же, сколько дали им по гранту. Центр этот действует сейчас в селе Денежниково.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-9

И таких историй достаточно много.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-10

- Возвращаясь к теме сотрудничества с чиновниками по гендерным вопросам, какие примеры можете привести?

- Сегодня в Луганской области уже довольно много представителей местной власти, которые понимают важность гендерной тематики. Очень активно с нами сотрудничают громады Кременной и Попасной. В этом году Кременная подписала Хартию равенства мужчин и женщин. Еще пять громад в конце 2019 года приняли локальные планы «1325: Жінки. Мир. Безпека».

Также в 2019 году наша организация при поддержке международного благотворительного фонда «Украинский Женский Фонд» и в партнерстве с Департаментом социальной защиты населения при Луганского областной военно-гражданской администрации участвовала в проекте, по которому прошли обучение начальники управления социальной защиты населения области по резолюции СБ ООН «1325: Жінки. Мир. Безпека». Ведь именно они являются исполнителями на местах государственной политики в этом направлении.

Между прочим, Луганщина была одной из первых в Украине областей, где был разработан гендерный паспорт, еще в 2013 году.

- На сегодняесть еще какие-то подобные планы?

- В настоящее время начата комплексная работа по созданию гендерного ресурсного центра Луганской области. Создана общественная организация «Східноукраїнський центр підтримки жінок «Майстерня щастя». Но мы ожидаем, что результаты работы этой организации будут в должной степени забюджетированы путем создания коммунального учреждения. Это на перспективу. Понимаете, как бы там ни было, но наша общественная работа имеет рекомендательные резолюции «к сведению» и так далее. Создание коммунального учреждения стало бы важным инструментом для внедрения гендерночувствительногоподхода ко всем принимаемым решениям в области. Это был бы очень важный инструмент, и мы движемся в эту сторону. Изменения за один день не делаются. Мы показываем нашу работу, на что мы способны, и все должно получиться. Женщины это сила перемен.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-11

Знаете, сейчас все-таки гендер преподносится как что-то модное, да? Но это не так, на самом деле. Одна из моих учительниц говорит: «Я хочу, чтобы как когда-то картошка, придя в нашу жизнь, сначала цветами в горшках, потом цветами в волосах, а сегодня мы каждый день едим ее и не замечаем», так и понимание гендерной проблематики наполнит нашу жизнь чувствительностью и потребностью учитывать интересы и права всех! Чтобы это стало нормой жизни. И европейские примеры сегодня говорят о том, что это возможно. Дорогу осилит идущий.

Перемены — это мы: В громадах Луганщины появились мобилизаторки, фото-12

(Все фото предоставлены Яной Любимовой из личного архива и со страницы в Facebook/ООН Женщины.)

Материал создан в рамках проекта «Гендерночувствительное пространство современной журналистики», реализуемого Волынским пресс-клубом в партнерстве с Гендерным центром, Независимой общественной сетью пресс-клубов Украины и при поддержке Украинской медийной программы, финансируемой Агентством США по международному развитию (USAID) и выполняется международной организацией Internews

гендер женщины громада ЯнаЛюбимова тренинг
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии