«Я хочу вернуться домой и посмотреть, как все меняется!» Луганчане-старожилы Майдана рассказали о своей жизни в палатках и на баррикадах

Сегодня в центре Киева снова пахнет порохом – в результате вооруженных столкновений есть убитые и раненные. Глядя на фотографии с места событий, трудно поверить, что пару дней назад в палаточном городке на Майдане было спокойно, и трое луганчан были рады рассказать о своей жизни на Майдане корреспонденту 0642.ua.

Связаться с кем-либо из фигурирующих в интервью людей сейчас невозможно, есть информация, что один из жителей палатки арестован. А всего лишь пару дней назад все было совсем по другому.

В палатке три человека – Артем, Сергей и Алексей, сейчас у них свободное время, но Сергею скоро заступать на дежурство, и он рассказывает свою историю первым.

Сергею 18 лет, но говорит, что несмотря на молодость, повидал в жизни он немало:

«Я сам из Старобельска, закончил Комиссаровское профессиональное училище номер 112. Я побывал почти во всех городах Луганской области – учился, работал, везде есть знакомые, друзья».

На Майдане Сергей с 12 декабря, домой не наведывался ни разу. Приехать решил после работы в Лисичанске : «Мне предложили работу – разбирать Лисичанский Содовый завод, деньги обещали хорошие.  В процессе работы заинтересовался, узнал, что в Советском Союзе  это был самый большой содовый завод. А когда СССР перестал существовать – его просто начали разбирать. Мой друг заснял видео, как завод взрывали, над Лисичанском стояла туча пыли. Я еще на лесоповале работал – видел, как уничтожаются и распродаются леса, там где раньше бабушки грибы собирали сейчас вообще ничего нет.  Я понял, что справедливости, как таковой, нет, все разбирается или распродается, что хотят, то и делают, заводы закрывают, люди остаются без работы. Мне хочется, чтобы что-то делалось для людей, поэтому я приехал на Майдан», - рассказывает Сергей.

Мне предложили работу – разбирать Лисичанский Содовый завод, деньги обещали хорошие.  В процессе работы заинтересовался, узнал, что в Советском Союзе  это был самый большой содовый завод. А когда СССР перестал существовать – его просто начали разбирать. Мой друг заснял видео, как завод взрывали, над Лисичанском стояла туча пыли.

На Майдане Сергею нравится, со всеми быстро нашел общий язык, однако друзья-земляки его не поддержали:

«Когда приехал сюда, выложил в контакт фотографии, и сразу посыпались оскорбления – называли бендеровцем, осуждали, ссорились. Сейчас мало с кем переписываюсь и поддерживаю связь. Здесь со всеми в нормальных отношениях, все поддерживают друг друга, хотя есть любители почитать морали, но таких не много. А по поводу того, что я с Луганской области вообще никогда никакого дискомфорта не испытывал – здесь все вместе. Я работящий, не отказываюсь ни от чего– нужно мусор убрать, дрова рубить, перенести что-то – иду и делаю вместе со всеми, не стараюсь выделиться и никого от себя не отталкиваю – дисциплина есть дисциплина.»

В вооруженных столкновениях дисциплина тоже соблюдается :

«20 января я был на Грушевского, 19-го мне не положено было там быть. Мы держим свою баррикаду, у нас есть определенные правила, мы не можем просто захотеть и побежать куда-то, если все разбегутся в разные стороны, дисциплины не будет. У нас в палаточном городке знают – если какой-то шум поднимается – сразу все выходят на улицу, группируются по два человека, чтобы держать баррикаду. Дисциплина – это главное», - резюмирует Сергей.

Парень считает, что мотивировать соотечественников-луганчан к более активному участию в освободительном движении сложно: «Они видят все, что происходит, но осознавать не хотят – в каком-то смысле привыкли».

 После Майдана Сергей планирует занять наблюдательную позицию: «Я хочу вернуться домой и смотреть, как страна меняется, что будет происходить. Уезжать из родного города не хочу – там остались родственники, друзья, одноклассники».

К разговору подключается Артем. У 27 летнего парня много причин быть на Майдане :

«Я родом из г. Стаханова Луганской области. Я приехал на Майдан, потому-что понимаю, что Киев и некоторые города Луганской области сейчас находятся в таком состоянии, что дальше так нельзя. Когда немцы уходили из Луганской области после Великой Отечественной Войны там не было такой разрухи, как сейчас - шахты, заводы – все было целое. Вот пример того, что происходит сейчас - в центре Кировска в 250 метрах от Горисполкома находится шахта имени Кирова номер 22. Шахту разобрали несколько лет назад, а горы мусора по два метра высотой до сих пор лежат в центре города,и все на это закрывают глаза. Также у меня есть много знакомых диггеров, которые рассказывают, что подземные тоннели и коммуникации в Киеве на местах новостроек находятся в ужасном состоянии. Диггеры пытались на это как-то воздействовать, даже было снято несколько передач, но власть на это закрывает глаза.», - делится Артем.

Я приехал на Майдан, потому-что понимаю, что Киев и некоторые города Луганской области сейчас находятся в таком состоянии, что дальше так нельзя. Когда немцы уходили из Луганской области после Великой Отечественной Войны там не было такой разрухи, как сейчас - шахты, заводы – все было целое.

Артем  - старожил Майдана, живет здесь уже три месяца. «На гражданке» он работал в Ялтинском заповеднике лесником. Домой  в Стаханов Артем не наведывался:

«Я в плохих отношениях с семьей. Мои родственники – поддерживают Партию Регионов, я пытался их переубедить, но это привело к тому, что мы сейчас в ссоре. У нас на Луганщине люди поддерживают Таможенный Союз, потому-что многие просто не знают, как живется за границей и никогда там не были. Я хоть тоже нигде не был, но у меня есть знакомые, которые уже много лет живут за рубежом и успешно работают, в частности занимаются фермерским хозяйством, которое у нас на Луганщине стало менее популярным из-за растущих налогов», - рассказывает Артем.

По словам Артема,  региональных стереотипов на Майдане нет: «На Луганщине говорят, что Украина разделена на две части – бендеры и донбасовцы.  Я категорично с этим не согласен. Напротив нас находится палатка г. Калуша( Ивано-Франовская обл.). Они получают хорошую поддержку от соотечественников – продукты, медикаменты, вещи. Калушцы помогают другим палаткам, которые практически не получают поддержки – Луганск, Днепропетровск, например. А тем луганчанам, которые считают нас предателями и думают, что мы сюда приехали зарабатывать деньги, я бы посоветовал приехать сюда и посмотреть на Майдан своими глазами, пожить здесь какое-то время в наших условиях – поспать в палатке или на этажах Профспилки. Я знаю, что здесь действительно не платят денег.  Людей много, в палатке может жить и 10 и 50 человек, и из них только несколько – партийные, остальные приезжают по собственной воле, как и я», - говорит Артем.

На бытовые трудности ребята не жалуются : «Киевляне приезжают к нам в палаточный городок, приглашают помыться к себе в квартиру, или даже в сауну. Точно так же  обстоят дела со стиркой, поэтому с этим проблем нет».

По поводу того, как мотивировать луганчан  к активным действиям,у Артема свое мнение:

«Проблема не только в Донбассе. Есть и другие области в Украине, где люди против Майдана. Я считаю, что каждому нужно иметь свое мнение о происходящем, а не бездумно принимать то, что показывают по телевизору или пишут в газетах. Например, после столкновений на Грушевского 19 января в некоторых газетах писали, что "Беркут" отступал, а мы закидывали их коктейлями. Я был здесь и я видел, что на самом деле все было не так. Не хочу наговаривать на СМИ в целом и отдельные газеты или телеканалы, но с обеих сторон периодически появляется дезинформация – как за Майдан, так и против, а это демотивирует людей», - рассказывает Артем.

В будущее Артем смотрит оптимистично: «Я надеюсь, что оппозиция и Партия Регионов придут к соглашению, заключенных отпустят, а в законодательство будут внесены изменения. Многие сейчас уезжают за границу, только моих знакомых уехало 15 человек - им просто надоело ждать. И если в ближайшее время ничего не решится – люди будут продолжать эмигрировать. Но Майдан будет стоять, люди готовы к этому, мы подбадриваем тех, кто падает духом, поддерживаем друг друга. Я никуда уезжать не собираюсь – хочу жить в своей стране. Но на Луганщину не вернусь – буду жить и работать в Ялте.», - поделился планами Артем.

Но Майдан будет стоять, люди готовы к этому, мы подбадриваем тех, кто падает духом, поддерживаем друг друга. Я никуда уезжать не собираюсь – хочу жить в своей стране

Алексей, самый старший из жителей Луганской палатки, рассказал о себе предельно лаконично и фотографироваться отказался:

«Мне 40 лет, работал лесорубом, на Майдане уже две недели. Дома ждут родственники – но я на Майдане,». На вопрос, почему он здесь, Алексей ответил кратко: «Надоело. Просто надоело. Все надоело». К луганчанам, которые не поддерживают Майдан, Алексей относится нейтрально: «А что им скажешь? Это их дело. Всех не переубедишь. У меня свое мнение».

На такой ноте закончился разговор с луганчанами в субботу вечером. Сейчас остается только надеяться, что с ними все будет в порядке.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии